Святыни Израиля - Русский Гефсиманский монастырь вч. Марии и Магдалины

Источник информации:
Монахиня Мариам (Юрчук)
Путеводитель по Святому Граду Иерусалиму Том I
Путеводитель по Святой земле Том II
Русская Духовная Миссия 2018 год.
(Данные книги можно заказать в нашем паломническом центре)

На западном склоне Елеонской горы, являющемся продолжением древнего Гефсиманского сада, рас­положен Гефсиманский монастырь в честь св. Марии Магдалины, принадлежащий Русской Право­славной Церкви Заграницей Мо­сковского Патриархата. Его полное официальное название: «Гефси­манская женская община с храмом св. Марии Магдалины».
С территории монастыря откры­вается великолепный вид на Храмовую гору и замурованные сейчас Золотые Ворота. Весь участок уто­пает в зелени, монастырские стро­ения окружены зелеными аллей­ками, живописными двориками, везде царит чистота и умиротворя­ющая тишина. В центре монастыря стоит, сверкая на ярком иерусалим­ском солнце луковками своих семи золотых куполов, храм в честь св. равноапостольной Марии Магда­лины.
Этот великолепный храм, являющийся одним из лучших образцов русского зодчества, прекрасно вписывается в окружающий пейзаж, являясь архитектурной доминантой и украшением всего западного склона Елеонской горы. История его строительства и существования тесно переплетается с историей трех поколений царствовавшего в России дома Романовых.
Приобретение участка земли на этом месте и строительство храма стали результатом паломничества в Святую Землю весной 1881 г. сыновей императора Александра II, великих князей Сергея и Павла Александровичей, и их двоюродного брата великого князя Константина Константиновича. Непосредственным поводом к совершению паломничества стали для них трагические утраты в Царской семье: кончина Императрицы Марии Александровны (22 мая 1880 г.) и убийство Императора Александра II (1 марта 1881 г.).
Императрица Мария Алексан­дровна, супруга императора Алек­сандра II, по причине плохого со­стояния здоровья так и не смогла осуществить мечту о паломниче­стве в Иерусалим, но всегда оста­валась покровительницей и благо­творительницей Святой Земли. В канун годовщины со дня ее кончи­ны ее младшие сыновья, Сергей и Павел, впервые ступили на землю Палестины. Идея почтения памяти матери постройкой храма-памят­ника в честь ее небесной покро­вительницы св. равноапостольной Марии Магдалины принадлежала тогдашнему начальнику Русской Духовной Миссии архимандриту Антонину (Капустину). Именно он предложил ее великим князьям и указал место будущего строитель­ства.
Участок земли на этом месте площадью 10,1 тыс. кв. м был приобретен осенью 1882 г. на имя генерального консула в Иерусалиме В.Ф. Кожевникова и пере­веден позже на имя российского правительства. Закладка храма со­стоялась 21 янв. 1885 г. Тогда же была установлена памятная над­пись: «Сей священный храм во имя святых равноапостольных Марии Магдалины заложен по воле благо­честивейшего Государя Импера­тора Самодержца Всероссийско­го Александра Александровича и Августейших Его братьев великих князей Владимира, Алексея, Сергия и Павла Александровичей в память в Бозе почившей родительницы их благочестивейшей Государы­ни Императрицы Марии Алексан­дровны».
Постройка храма длилась три года и осуществлялась под бдительным наблюдением самого отца Антонина. Значительные суммы на постройку внесли император Александр III, его четыре брата и великая княжна Мария Александровна, а также многие представители придворной аристократии. Автором проекта храма был русский архитектор Д.И. Гримм (1823-1898 гг.), а работы по его строительству вели известные иерусалимские архитекторы - Конрад Шик и, позже, Георгий Франгия.
При строительстве храма были обнаружены остатки древней библейской дороги, ведшей ведущей с их вершины Елеонской горы к восточным воротам Иерусалимского храма и древнееврейские гробницы эпохи Второго храма.
Торжественную церемонию ос­вящения храма возглавил Иеруса­лимский Патриарх Никодим. Она состоялась в праздник Покрова Божией Матери 1 октября 1888 г. в присутствии велики?: князей Сергея и Павла Александровичей и великой княгини Елизаветы Фё­доровны, русского и греческого духовенства и более 150 русских паломников. На торжествах при­сутствовали также губернатор Ие­русалима, русский и греческий консулы и флотский экипаж рус­ского крейсера «Кострома».
Паломничество великой княги­ни Елизаветы Федоровны в Свя­тую Землю и посещение храма- мемориала в память императрицы Марии Александровны, несомнен­но, сыграли значительную роль в принятии ею решения о переходе в Православие. Сохранились сви­детельства о том, что великая кня­гиня Елизавета, пораженная свя­тостью и красотой Святой Земли, в духовном восторге пророчески воскликнула: «Как бы я хотела быть похороненной здесь!».
Промыслом Божиим было устроено, что сейчас ее мощи по­чиваю на одном из лучших мест Иерусалима. После мученической кончины в Алапаевской шахте 18 июля 1918 г. ее честные останки, вместе с останками добровольно принявшей с ней мученическую кончину монахиней Варварой (Яковлевой), по мере отступления Белой армии были перевезены игу­меном Серафимом (Кузнецовым) из России через Читу и Пекин в Шанхай. Из Шанхая морем через Суэцкий канал они были переправ­лены в Порт-Саид (Египет) и затем в 1921 г. - в Иерусалим, где были погребены в крипте Гефсиманского храма. После канонизации великой княгини Елизаветы и ее келейницы Варвары Зарубежной Церковью в 1981 г. мощи обеих мучениц были торжественно перенесены в храм.
Архитектура и убранство храма св. Марии Магдалины
Семиглавый однопрестольный храм с золотыми куполами и шатровой колокольней выполнен из бело-серого иерусалимского камня и является образцом русской архитектуры московского (новорусского) стиля.
Известен факт, что архимандрит Антонин, как любитель строгой ви­зантийской архитектуры, поначалу достаточно скептически относился к архитекторскому проекту Д.И. Гримма. Однако впоследствии храм оправдал себя, прекрасно вписавшись в окружающий ланд­шафт и став жемчужиной совре­менного Иерусалима.
Главным украшением интерьера является иконостас из белого итальянского мрамора с черным ажурным бронзовым орнаментом, иконы для которого были написаны известным мастером, художником-баталистом В. П. Верещагиным. Большие панно на каждой из четырех стен храма работы художника С.В. Иванова отражают основные события из жизни св. равноапостольной Марии Магдалины.
На алтарной арке расположено изображение известной сцены св. Мария Магдалина преподносит римскому императору Тиверию яйцо, возвещая ему благую весть о Воскресении Христовом. Мраморная колонна, на которой укреплен св. Престол, была найдена на «Русских Раскопках» в Старом Иерусалиме (Александровское подворье) рядом с храмом Воскресения Христова. Пол церкви выложен цветными мраморными плитами.
По обеим сторонам солеи в оди­наковых раках из белого мрамо­ра покоятся мощи святых препо­добномучениц Великой княгини Елисаветы и инокини Варвары, которые, после прославления их Русской Православной Церковью Заграницей в 1981 г., были перене­сены из усыпальницы в храм.
Справа от амвона, в деревянном резном киоте — чудотворная икона Божьей Матери. Смоленская «Одигитрия» (XVI в.). Этот образ, про­славившийся в 1554 г. в селении Рихания (Ливан), был преподнесён в дар митрополиту7 Гор Ливанских Илии (Карам), который, свою оче­редь, в марте 1939 г. передал её в Гефсиманский монастырь. Трижды в сонном видении явившиеся ему святые великомученицы Екатери­на и Варвара повелели пере­дать икону игу­мении Марии в Палестину.
Имя митрополита Илии тесно связано со спасением России во время Второй мировой войны. В 1941 г., когда Гитлер был уже под Москвой, Владыка Илия ушел в затвор на три дня и, постясь, со слезами молился о спасении России, понимая, что от ее участи в этой войне зависит дальнейшая судьба всего мира.
В храме находятся также иконы св. равноапостольной Марии Магдалины и преп. Серафима Саровского с частицами их мощей, ковчег с частицами мощей преподобных старцев Оптинских и многих других святых.
Пещера-часовня «Бдите и молитесь»
Недалеко от входа в монастырь, с правой стороны лестницы, ве­дущей в храм, находится древняя пещера, которая в евангельские времена могла служить прибежи­щем и местом молитвы для многих путников, не нашедших ночлега ночью. Согласно местному мона­стырскому преданию, эта неболь­шая естественная пещера служила местом ночлега Апостолов во вре­мя Гефсиманской молитвы Спа­сителя. В 1987 г. стараниями На­чальника РДМ РЦПЗ архимандри­та Алексея (Розентула) в ней была устроена часовня в воспоминание Страстей Господних с иконами Страстного цикла замечательного канонического письма.
Рядом с пещерой, в небольшом каменном киоте, находится икона Гефсиманской молитвы Христа с надписью: «Бдите и молитесь, да не внидите в напасть» (Мк. 14.38), в напутствие всем проходящим.
Русские Гефсиманские мона­хини сохраняют древнюю визан­тийскую традицию проведения Страстной Седмицы в Иерусали­ме. Ежегодно в ночь с Великого четверга на Великую пятницу по­сле чтения Двенадцати Еванге­лий из этой пещеры при большом стечении паломников и прихожан начинается торжественный крест­ный ход с хоругвями и свечами по маршруту современного Крестного пути Спасителя до Александрий­ского подворья, то есть до порога Судных врат. Там, у самих Судных врат, завершается чтение Двенад­цати Евангелий.
Древняя библейская лестница
На территории монастыря, по левую сторону от лестницы, веду­щей в храм обители, во время рас­копок были обнаружены остатки древней библейской дороги, веду­щей с вершины Елеонской горы к восточным воротам города и Иеру­салимского храма. Это расстояние было мерой «субботнего пути», который разрешалось благочести­вому иудею, по раввинскому толко­ванию некоторых мест Библии, со­вершать в субботу, и которое рав­нялось 2 000 локтям или 900 м, то есть приблизительно одному кило­метру (Чис.35:5; Нав.3:4). Об этом расстоянии говорится в книге Де­яний Апостолов: «Они возврати­лись в Иерусалим с горы, называ­емой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути» (Деян. 1:12).
В византийский период на этой дороге была построена лестница, служившая для совершения религиозных процессий, на которой, согласно сохранившимся записям, в 808 г. можно было насчитать 195 ступеней от ворот до долины Кедрон и 537 — от долины Кедрон до вершины Елеонской горы. Семь ступеней древней библейской дороги на этом месте было расчищено в 1931- 1934 гг. русским археологом Г.И. Лукьяновым.
Считается, что именно по этой дороге Спаситель совершил Свой славный Вход в Иерусалим на ослике за несколько дней до Своих Страданий. Это был путь Господа на решающую битву с силами зла и ада для освобождения человека от дьявольского пленения. Само это событие стало осуществлением многих ветхозаветных пророчеств (Быт.49:10-11; Пс.8:2-3; Ис.62:11; Зах.9:9).
За 700 лет до торжественного Входа Господня в Иерусалим, из глубины веков, пророк Исаия приветствовал град Иерусалим радостной вестью: «Скажите дщери Сиона: грядет Спаситель твой» (Ис.62:11). А за 500 лет до этого события другой пророк, Захария, повторил этот радостный привет: «Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной» (Зах.9:9). Он - чаяние всех народов мира и будущая слава Израиля.
Народ Иерусалима встречал Христа как Царя Израиля и гряду­щего Мессию, постилая свои одеж­ды и пальмовые ветви на Его пути, радостно и громогласно восклицая мессианское приветствие: «Осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осан­на в вышних!» (Пс. 117:25-26). Термин сын Давидов воспринимал­ся в сознании евреев как синоним слова Мессия. Слово осанна означало «спа­си, мы молим» и первоначально произносилось как молитва к Богу: «О, спаси нас сейчас» (Пс. 117:25). Позже это выражение слилось в одно слово и стало восклицани­ем хвалы наподобие «аллилуйя», а еще позже обратилось в горячее приветствие, которым встречали паломников или выдающихся ду­ховных учителей. «Осанна в вы­шних» означало: «Спаси нас, о Боже, живущий на небесах!»
Войдя в Иерусалим, Господь направился прямо в Храм и изгнал из него «всех продающих и покупающих» (Мф.21:12-13), которые повиновались Ему, а «слепые и хромые» приступили к нему, и Он исцелил их (Мф.21:14).
Однако тайна будущего Царства Мессии была сокрыта от глаз еврейского народа. Они надеялись, что Иисус принесет им избавление от ига земного, надеялись, что силою вооруженного восстания, как политический вождь, Он поможет им избавиться от тяжкого Ига Римской империи. Они надеялись на Христа только ради этой земной жизни. Даже ученики Спасителя поняли подлинный смысл вечного «Царства Израиля» (Деян. 1:6), вечного Царства Любви только пройдя через дни страданий, Голгофской смерти и Воскресения Иисуса Христа.
Финиковая пальма в Библии была символом победы, празд­ничной радости и прославления: «Праведник яко финике процве­тет» (Пс.91:13). Изображение пальмы, по свидетельству библеи­стов-археологов, несло в себе сим­волическое значение и указывало на победное шествие Царства Бо­жия, царства Мессии.
В память об этом событии в 1967 г. над расчищенными ступенями лестницы была сооружена маленькая открытая часовня, в которой в день Вербного воскресенья служится Малая вечерня, после окончания которой с праздничной иконой торжественно переходят в храм обители.
Примечательно, что этой до­рогой, которой Христос совершил Свой славный Вход в Иерусалим, положивший начало Его крестным страданиям, в ветхозаветные вре­мена, выводили с Храмовой горы козла отпущения и рыжую телицу. В праздник День Очищения (евр. Йом Кипур) предположительно через восточные ворота Храма и далее по этой дороге выводили ры­жую телицу без порока (Числ.19:2- 10) для сжигания на вершине Елеонской горы за грехи всего народа. Некоторые библеисты полагают, что по ней вели также козла от­пущения в пустыню, на голову которого Первосвященник возла­гал грехи народа (Лев. 16:21-22). Эти обряды служили прообразом искупительной, очистительной и умилостивительной жертвы Хри­стовой (1 Кор. 1:30; Рим.3:25-26), со времени которой «мы имеем ис­купление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его» (Ефес. 1:7).
Место падения пояса Богородицы.
В северо-восточном углу монастыря, у самой монастырской ограды и рядом с древней библейской лестницей, находится место, где по преданию стоял апостол Фома, когда Пресвятая Богородица, явившаяся на воздухе, бросила ему, опоздавшему на Ее погребение, Свой пояс. Об этом событии повествуется в книге «Об Успении Девы Марии» и многих других раннехристианских апокрифах.
На территории монастыря на­ходится небольшое кладбище, где похоронены видные представители русской эмиграции. Среди них есть такие имена как: генерал Михаил Хрипунов, последний флигель- адъютант Царя-мученика Николая II, проживавший последние годы своей жизни при монастыре (умер 6 апр. 1983 г.), Якуб Егорович Ха- леби (умер в 1901 г.), православный араб, драгоман (переводчик) Рус­ской Духовной Миссии в Иерусалиме, член ИППО, многолет­ний помощ­ник архи­мандрита Антонина, благодаря которому осуществи­лась покуп­ка большин­ства участ­ков РДМ в Иерусалиме.
История возникновения монастыря
Возникновение монастыря при храме св. равноапостольной Ма­рии Магдалины, первоначально организованного как община на русском участке в Вифании, явля­ется заслугой двух перешедших в православие шотландских англи­канских монахинь миссионерок: Марии (в миру Барбары-Стеллы Робинсон) и Марфы (в миру Ка­трин Францис Спрот). Обе они об­ратились в православие и приняли монашеский постриг в 1933 г., во время посещения Палестины на пути из Лондона в Индию.
Началом внутреннего духовного преображения англиканских мона­хинь послужило их знакомство с удивительным жизненным подви­гом великой княгини Елизаветы Фе­доровны, а несколько позже - дол­гие беседы, длившиеся иногда до поздней ночи, на крыльце храма св. Марии Магдалины в Гефсиманском саду с удивительной женщиной подвижницей монахиней Варварой (в миру Валентиной Цветковой).
Монахиня Варвара (с 1968 по 1983 гг. игуменья, настоятельница Гефсиманской женской обители и Вифанской общины Воскресения Христова в Иерусалиме) в то вре­мя по благословению митрополита Анастасия (Грибановского) заведо­вала русским участком в Гефсима­нии, где остановились англикан­ские монахини-миссионерки. Она происходила из семьи московских интеллигентов, в юности у нее были известные духовные руко­водители, будущие новомученики епископ Арсений (Жадановский) и архиепископ Серафим (Звездинский), настоятель Афонского подворья Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве старец иерос-химонах Аристоклий (Амвросиев). Она имела также личное знаком­ство с великой княгиней Елизаве­той, которая в детстве предсказа­ла ее дальнейший духовный путь, сказав: «Валентина будет моя».
По благословению архиеписко­па Анастасия (Грибановского) мо­нахини Мария (Робинсон) и Марфа (Спрот) в 1934 г. на средства своих родственников основали в Вифа­нии школу, в которой учились 70 детей. Они открыли также иконо­писную школу и ткацкую мастер­скую для слепых девушек из араб­ских и русских семей и медицин­скую амбулаторию для местного населения. Мать Марфа, имевшая медицинское образование и прак­тические навыки медработника, осталась в Вифании, а мать Мария с 1935 г. до самой кончины, по­следовавшей в 1969 г., возглавляла Русскую женскую общину в Геф­симании, которая переехала сюда из Вифании. Благодаря ее старани­ям на занимаемом общиной участ­ке появилась стена и жилой корпус для сестер.
Первоначально община была многонациональной. Ее насельни­цами стали русские эмигрантки, некоторые из которых еще в Рос­сии вступили на монашеский путь, другие - уже на чужбине. Приехали также монахини разных националь­ностей из Европы, немало было сестер из местных православных арабок. Духовником обители стал архимандрит Серафим (Седов), бывший офицер царской армии, когда-то лично знавший великую княгиню Елизавету Федоровну.
В 1948 г. закончился срок британского мандата в Палестине, и начались военные действия. Игумении Марии, как британской подданной, предложили покинуть страну, но она отказалась оставить обитель. В 1988 г., по случаю столетия освящения церкви св. Марии Магдалины, Гефсиманская община была возведена в ранг монастыря.
Насельницей монастыря была некоторое время монахиня Тамара - в миру великая княгиня Татьяна Константиновна, дочь великого князя Константина Константино­вича Романова, последнего доре­волюционного Президента Рос­сийской Академии наук, - ставшая впоследствии игуменьей Елеонского монастыря.
С 1999 г. настоятельницей Геф­симанской обители является игу­менья Елисавета (Шмельц), при­ехавшая из Австралии.
Место побиения камнями св. архидиакона Стефана
Согласно местному преданию, на этом месте, на дне долины Кедрон, был побиен камнями дьякон первой христианской общины Иерусалима св. Стефан, который стал первым христианином, казненным за веру и проповедь Иисуса Христа (Деян.7).
Современный православный храм из белого иерусалимского камня был построен в 1969 г. мо­нахом храма Гроба Господня Арка­дием (Икономидисом), родом с Ки­пра, ставшим позже митрополитом Скифопольским (2001-2002 гг.). В нижней части храма находит­ся большая, немного наклоненная каменная плита, где христианская традиция определяет место побие­ния камнями св. архидиакона Сте­фана.
Рядом с храмом с библейских времен проходила дорога, от кото­рой частично сохранились камен­ные ступени древней лестницы, ве­дущей от Золотых ворот к вершине Елеонской горы и служившей для религиозных процессий в ветхо­заветные и новозаветные времена. Восемь ступеней лестницы этой дороги были расчищены в 1931-1934 гг. русским археологом Г.И. Лукьяновым.
Другие семь ступеней были раскрыты им на территории Геф­симанского монастыря во имя св. Марии Магдалины в русской Геф­симании. Этой дорогой, ведущей с вершины Елеонской горы, Господь совершил Свой торжественный Вход в Иерусалим.
Св. Первомученик архидиакон и Апостол от 70-ти Стефан (греч. Sz&pavog - «венец») был старшим из семи диаконов, поставленных Апостолами в Иерусалиме для попечения об иудео-христианских вдовах, точнее, вдовах эллинистов. Его греческое имя позволяет предположить, что он сам тоже принадлежал к эллинистам, т.е. евреям, переехавшим из диаспоры в Иерусалим и разговаривавшим на греческом языке.
Согласно книге Деяний свя­тых Апостолов, он, «исполнен­ный веры и силы, совершал вели­кие чудеса и знамения в народе» (Деян.6:8), что возбудило нена­висть к нему ортодоксальных иуде­ев-эллинистов. Сначала они пыта­лись противостоять святому пропо­веднику, а затем выдвинули против него лжесвидетелей с ложными об­винениями. Св. Стефан был схва­чен и приведен в Синедрион для допросов (Деян.6:8-15). Здесь он произнес знаменитую речь в защи­ту христианской веры, доказывая в ней, что в истории народа Израиля всегда находились люди, противо­стоявшие Богу (Деян.7:1-53).
Во время этой проповеди все присутствующие в Синедрионе «виделилице его, каклице Ангела», а Стефан, «будучи исполнен Духа Святаго, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога» (Деян.7:54-56). Св. Стефан был иудеями побит камнями за пределами города (Деян.7:54-59), и земля обагрилась его честною кровью. Во время казни юноша по имени Савл стерег его одежды, одобряя убийц и не зная, что в скором времени сам станет великим апостолом Христовым Павлом.
Св. Первомученик Стефан, по выражению св. Астерия Амасийского, стал «начатокам Мучеников, учителем страданий за Христа, основанием доброго исповедания, ибо прежде Стефана никто не изливал крови своей за Евангелие»1. Его убийство стало началом жестокого гонения на христиан в Иерусалиме (Деян.8:1) под руководством Савла, что, однако, послужило распространению Церкви вплоть до Кипра и Антиохии (Деян.8:1; 11:19).
Место побиения камнями осужденных на это вид смертной казни (евр. Бейт-ха-Скила) находилось, согласно еврейской традиции, в северной части Иерусалима, за пределами городских стен и около скалы пророка Иеремии. Предполагается, что кончина св. архидиакона Стефана, которая последовала в 34 г., имела форму стихийной расправы еще до вынесения Синедрионом приговора, поскольку без согласия римлян иудеи в этот период не либо смертной казни (Ин. 18:31). По этой причине местное предание указывает это место у дороги, ведущей с вершины Масличной горы в ветхозаветный Храм.
Благоговейные мужи погребли свя­тые останки перво­мученика Стефа­на «сделав вели­кий плач по нем» (Деян.8:2). Его свя­самого архидиакона Стефана. При открытии мощей воздух наполнил­ся благоуханием, словно в раю, а во всем округе исцелилось от бо­лезней и одержимости 73 человека. Оттуда мощи первомученика Сте­фана были торжественно перене­сены в базилику на горе Сион.
В 460 г. византийская импера­трица Евдокия, жена императора Феодосия II, построила большую базилику мартирий в которой были перезахоронены останки Святого. Этот храм многократно подвергал­ся разрушениям, а в 1881 г. отцы доминиканцы построили на его руинах новую базилику, располо­женную несколькими метрами се­вернее Дамасских ворот.
Часть мощей св. архидиакона Стефана была перевезена в 439 г.
Евдокией, другая часть оставалась в Иерусалиме. Блаженный Августин в своей книге «О граде Божием» описывает множество чудес, которые произошли, когда часть мощей Святого Стефана была привезена в Африку. В наше время они хранятся в Риме в церкви св. муч. Лаврентия; значительные части мощей имеются в Венеции, на горе Афон, а также в Серапионовой палате Святой Троице-Сергиевой Лавры в Сергиевом Посаде, где хранится его десница.
В 2014 г., в двух километрах от палестинской Рамаллы, во время археологических раскопок боль­шого византийского комплекса с церковью и монастырем на при­надлежащем православной Иеру­салимской Патриархии участке, было обнаружено утраченное ме­сто захоронения св. архидиакона Стефана. Поиски проводились со­вместно палестинскими и изра­ильскими археологами. В руинах церкви в арабской деревне Хирбет Эль-Тирех (Khirbet al Tireh), ото­ждествляемой исследователями с древней Карфагамалой, была най­дена пространная надпись на гре­ческом языке, свидетельствующая о захоронении на этом месте свято­го первомученика Стефана. Пале­стинский археолог Салах Хуссейн аль-Худеллия, возглавляющий группу археологов на раскопках подтвердил, что они обнаружили следы, которые позволяют иденти­фицировать эту археологическую территорию как место захоронения св. архидиакона Стефана.




 

Похожие записи