Каждая мать любит своего ребенка больше всего на свете и нет горя тяжелее чем видеть, как твое дитя убивает себя собственными руками. Чувство безысходности и никчёмности, ты учишь их кушать, говорить одеваться, считать, но где-то упускаешь и не можешь научить ценить каждую секунду данной им жизни.

Мой сын попал под дурное влияние компании и пристрастился к наркотикам, годы борьбы, но эта гадость все больше овладевала его разумом, в котором как мне казалось уже нет места ни родителям, ни счастью. Все разговоры, клиники и прочие попытки вытащить его из этого ада увенчались провалом.

Я молилась круглосуточно, водила его к бабкам и целителям, эффекта хватало максимум на пару месяцев, которые он находился в реабилитационном центре, просто так не переживешь ломку, тут не только психическая зависимость, но и отсутствие сил перебороть период кризиса.

Моря слез как моих, так и отца не работали, когда умерла моя мама мы заказывали отпевание в церкви и на фоне всех пережитых эмоций я разрыдалась так, что батюшка подошел меня успокаивать. Я рассказала, что больше не могу так жить и проще убью себя, чем буду смотреть как мой ребенок гробит себя изощренным способом.

Тогда святой отец рассказал мне про гору Афон и о том, что там есть Русский монастырь. Посоветовал уговорить сына поехать в Понтилеймонов монастырь и поработать там годик. Сказал, что нельзя отчаиваться, и Господь поможет.

Конечно сын воспринял идею в штыки, я сказала, что могу поехать с ним и буду жить неподалеку, но он наотрез отказывался. Однажды ночью он не вернулся домой ночевать, в такой ситуации дело нам уже привычное, но я как-то особенно беспокоилась, сердце выпрыгивало из груди, и я не знала куда бежать и что делать. До утра я не сомкнула глаз, отец на вахте, а я одна и не знаю, что делать. Пошла в полицию, там вежливо дали понять, что искать никого не будут, сам явится, тем более не первый раз.

Весь день я бегала к окну, рыдала и молилась, вечером мне позвонили из скорой и сказали, что мой сын госпитализирован с серьезными травмами, я рванула в больницу. Ужасу моему нет описания, увидела я своего ребенка даже не синего, а черного, он весь был в гематомах и ссадинах. Перелом 2 ребер, тяжелые ушибы внутренних органов и прочие кошмары.

Он провел в больнице два дня, из-за постоянной ломки и болей он кричал, и врачи держали его на мощных успокоительных. Когда основные показатели здоровья стабилизировались нас попросили выписаться, так как больница не того профиля, что необходима в случае с моим сыном.
Мы вернулись домой, приехал отец и увидев сына в этом состоянии не выходил из ванной два часа. Он просто рыдал все это время, потом ушел на улицу, вернулся и заперся с сыном в комнате. Сначала я испугалась, не знала, что он задумал, а потом услышала, что они разговаривают, проговорили до поздней ночи.

Я сидела на кухне и ждала пока выйдет муж, чтобы спросить, о чем они говорили, он вышел и сказал снимать завтра деньги оставшиеся от продажи дома матери, сын изъявил желание ехать в монастырь на Афоне, когда он очнулся в каких-то заброшенных гаражах весь побитый очень испугался и впервые захотел реально что-то изменить.

На следующий день я начала готовить документы и билеты для нас двоих, мужу нужно было в очередную вахту, он один содержит всю семью. Достаточно быстро мы собрали все необходимое и полетели в Грецию. Состояние сына было ужасным, он находился на постоянном воздействии препаратов, которые еще и вызвали подозрения у таможенной службы аэропорта, слава богу нам дали документы из больницы, чтобы мы могли их провезти.

В аэропорту нас ждал человек, который и довез сына до Афона, я осталась в г Уранополис, это крайнее место до куда мне было можно сопровождать сына. В глазах людей было сочувствие и милосердие. Сын сказал, что теперь справится сам и попросил меня немного отдохнуть. Я пробыла в неведении неделю, ходила по побережью и интересным местам, но голова моя не отдыхала, я ждала результата и решения сына, останется ли он в Понтилеймоновом монастыре или снова все бросит.

Через 6 дней, сын позвонил. Он остался и через год с небольшим, мы встречали моего сыночка в России с невероятной тревогой и волнением. Ко мне вышел совершенно другой человек, взрослый здоровый парень, с приятным цветом лица и светлыми глазами. Мы с отцом были в шоке, по правде говоря я уже и забыла каким симпатичным может быть наш мальчик.

С тех пор прошло 7 лет, ни разу у нас ни единой мысли не возникло, что все может повториться. Сын живет отдельно, с девушкой, работает и учится на заочном. По возвращению он очень много рассказывал о том, как служил Господу, как посещал другие монастыри Афона и преклонялся перед иконами Божией матери в монастыре Ватопед, как тяжело работал и какие муки ему пришлось пройти. Долго просил прощения за ту боль, которую причинил нам.

Нет слов благодарности, которые могли бы отразить те чувства, которые я испытываю. Гора Афон вернула всю нашу семью к жизни, мы счастливые родители и наш сын тоже счастлив, надеюсь кому-то мое письмо поможет найти новые силы и веру, в свое время именно это я нашла в Греции!