Святыни Израиля - Гора Елеонская

Источник информации:
Монахиня Мариам (Юрчук)
Путеводитель по Святому Граду Иерусалиму Том I
Путеводитель по Святой земле Том II
Русская Духовная Миссия 2018 год.
(Данные книги можно заказать в нашем паломническом центре)

Гора Елеонская, или Масличная (евр. Наr ha-Zeitim, араб. Jabal az-Zaytun, At-Tur) расположена напротив восточной стены Старого города и является самой высокой из холмистых вершин Иудейских гор, тянущихся с севера на юг и окружающих Иерусалим. С запада она отделена от древнего Иерусалима Кедронской долиной, а с восточной стороны ограждает город от разрушительного соседства палимой солнцем холмистой Иудейской пустыни. Гора Елеонская возвышается на 820 м над уровнем Средиземного моря и на 200 м над Кедронской долиной, называемой также долиной Иосафата.
С вершины Елеонской горы от­крывается великолепный вид на расположенный у ее западного подножья и окруженный древни­ми стенами священный Старый го­род Иерусалим. Взору паломника предстает величественная Храмо­вая гора с золотым куполом мечети Купола над скалой, стоящая на ме­сте ветхозаветного Храма, а за ней вдали видна украшенная христи­анским храмом гора Сион. На юго-западе вырисовывается долина Рефаимов, богатая в библейские вре­мена хлебными полями и располо­женная на границе уделов Иуды и Вениамина (Нав.15:8, 18:16). С нее заметен так же стройный силуэт монастыря святого пророка Илии, стоявший вдоль этой долины и высокие холмы Вифлеема. На ее восточной стороне можно увидеть захватывающую панораму песча­ных холмов Иудейской пустыни, за которой виднеются серебристые очертания Мертвого моря, в ко­тором, как в зеркале, отражаются вершины Моавитских гор. А на северо-востоке - Иерихонская рав­нина и священная река Иордан.
Елеонская гора имеет три вершины, из которых самая высокая (812 м над уровнем моря), расположенная в середине, называется горой Вознесения (араб. Jabal At-Tur). С этой вершины вознесся на Небо на сороковой день после Своего Воскресения Господь наш Иисус Христос. Северная вершина получила название Малая Галилея или «Viri Galilaei», т.с. «Мужи Галилейские», поскольку, по древнему преданию, здесь станавливались ветхозаветные паломники. Среди них были Пресвятая Дева и прав. Иосиф, Иисус Христос и Апостолы, приходившие из Галилеи, чтобы в большие праздники посетить Иерусалим и принести свои жертвы в Храме. Южная вершина именуется горой Соблазна по причине того, что некогда царь Соломон разрешил своим иноплеменным языческим женам построить здесь капища и приносить жертвы идолам (ЗЦар.11:7-8; 4Цар.23:13-14). С севера Масличная гора соединена с горой Скопус, т.е. «Горой наблюдений», которая расположена на высоте 826 м над уровнем моря и является, собственно, северным отрогом Елеонской горы. На горе Скопус с глубокой древности останавливались многие завоеватели Иерусалима и строили свои планы, как завоевать этот священный город. Греческое название горы Скопус происходит от глагола — «наблюдать» и упоминается в трудах Иосифа Флавия. На этом высоком холме, называемом в некоторых древних источниках «Сафа», согласно сообщениям Иосифа Флавия и вавилонского Талмуда, иудейский первосвященник ветхозаветного Иерусалимского храма по имени Иаддуй (Яддуа) торжественно встретил великого греческого полководца и завоевателя всего Востока Александра Македонского и, умоляя о помиловании, вручил ему без боя ключи города. Эта знаменитая встреча произошла в 332 г. до Р.Х. во время пути Александра Македонского из Ливана в Египет и овеяна до сих пор многими легендами. Первосвященник встретил Александра Македонского, сопро­вождаемый праздничной процес­сией и облаченный в прекрасный «эфод», сотканный из голубой шерсти с золотыми нитями. На его груди красовался наперсник, укра­шенный драгоценными камнями, а на голове - «кидар» с венцем из чистого золота, на котором было вырезано священное Имя Всевыш­него. Прославленный полководец, увидев верховного иудейского священника, поклонился ему, ис­пытав трепет перед святостью ис­тинной веры. Отсюда Александр Македонский, как пишет Иосиф Флавий, в сопровождении иудей­ских священников вошёл в Иеру­салимский храм и принес, по ука­занию первосвященника, жертву Превечному Богу, выразив, таким образом, свою доброжелатель­ность и почтение к еврейскому народу. Первосвященник пообе­щал Александру Македонскому, вместо установления его статуи на храмовой территории, дать всем мальчикам, родившимся в течение года, имя Александр, которое с тех пор вошло в список еврейских имен. Присоединив Иудею к своим владениям, Александр оставил ее жителям религиозную свободу и позволил им жить по своим древ­ним обычаям. Летописцы сообщают, что на этой горе произошла также дру­гая почти похожая и судьбоносная встреча, но уже в христианские времена. Здесь престарелый па­триарх святой Софроний Иеруса­лимский (634-638 гг.) встретился с мусульманским халифом Омаром ибн аль-Хаттабом в 638 г. после че­тырехмесячной осады города араб­скими войсками. Патриарх Софро­ний был поражен бедуинской про­стотой халифа, сидевшего верхом на белом верблюде, в засаленной одежде из верблюжьей шерсти и мешком фиников, привязанных к седлу. Вид халифа Омара вызвал скорбное восклицание патриарха: «Воистину это мерзость запусте­ния, предреченная пророком Да­ниилом, водворившаяся на месте святе». Патриарх Софроний предложил халифу переодеться и преподнес ему белый «sidonion» — обычную одежду византийского патриция. Однако Омар, как настоящий сын пустыни, носил ее лишь столько времени, сколько понадобилось, чтобы выстирать его собственную одежду. На их знаменитой встрече были обговорены первые условия сдачи Иерусалима мусульманским завоевателям. Войдя в город в сопровождении патриарха Софрония, халиф Омар отказался молиться в храме Воскресения Христова, построенном на месте Гроба Господня и постелил свой молитвенный коврик в нескольких шагах от него, великодушно защищая таким образом христианскую святыню от мусульманских посягательств на нее в будущем. Об этом благородном поступке халифа долго потом писали мусульманские историки. Во время осады Иерусалима римской армией в 66 г. после Р.Х. на этой горе располагался XII римский легион (Legio XII Fulminata). Затем, в 70 г. после Р.Х. во время очередной осады города полководцем Титом, здесь стояли XII, XV и V римские легионы, а в 1099 г. эту гору использовали в качестве стратегической базы крестоносцы. С горы Скопус открывается великолепный вид на весь Иерусалим и Храмовую гору. В эпоху Второго Храма Елеонская гора была соединена мостом с Храмовой горой, а расстояние от ветхозаветного Храма до ее вершины определяло меру «субботнего пути» (Деян. 1:12), который разрешалось совершать благочестивому иудею в субботу, по раввинскому толкованию некоторых мест Библии. Субботний путь был установлен на основании расстояния, отделявшего Ковчег Завета от стана израильтян в пустыне (Нав.3:4), а также на основании протяженности полей, примыкавших к левитским городам (Чис.35:5), и равнялся 2000 локтям или 960 метрам. Масличная гора получила свое название от оливковых деревьев, с глубокой древности росших в обилии на ней (Неем.8:15), вековые экземпляры которых сохранились до наших дней на ее западном склоне, в Гефсиманском саду. Оливковая ветвь является символом мира и обновления. Она была принесена Ною голубем в знак того, что гнев Божий на людей утих, и Всемирный потоп прекратился (Быт.8:11). В других местах Священного Писания это просто «гора обращенная к Иерусалиму» (ЗЦар.11:7), или она названа «горою, которая на восток от города» (Иез. 11:23). В ветхозаветные времена ее называли иногда горою «трех светов», потому что рано утром ее освящали яркие лучи восходящего солнца, вечером заходящего, а ночью лучи огней Иерусалимского храма. В еврейской традиции эту гору именовали иногда «Горой Помазания», поскольку масло, выжатое из растущих на ней маслин, использовалось для помазания царей и первосвященников. Греческое название горы означает «гора оливковых деревьев», масличная роща. Другое арабское ее название «Джебель-эт-Тур», происходит от арамейского «Тура-ейта» и означает «главная», «священная гора» или «гора гор». В наше время арабы ее зовут просто Ат-Тур (et- Tur).
  Елеонская гора в Ветхом Завете
В Священном Писании Елеонская гора впервые упоминается в связи с бегством царя Давида из Иерусалима от восставшего на него мятежного сына Авессалома: «А Давид пошел на гору Елеонскую, шел и плакал; голова у него была покрыта; он шел босой, и все люди, бывшие с ним, покрыли каждый голову свою, шли и плакали» (2Цар. 15:30). На вершине этой горы царь Давид поклонялся Богу (2Цар. 15:32), а его сын, царь Соломон, осквернил гору языческими храмами для своих иноплеменных жен, которые во время его старости «склонили его сердце к иным богам»: «Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости Моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской» (ЗЦар.11:7; 4Цар.23:13). Эти языческие капища стояли потом долго в течение периода Первого Храма, пока благочестивый царь Иудеи, Иосия окончательно не очистил гору Елеонскую от мерзостей идолослужения (4Цар.23:13). В религиозных представлениях иудеев Елеонская гора была свя­зана с мессианскими ожиданиями. Об этой горе упоминает пророк Иезекииль, который в великом ви­дении в плену вавилонском, у реки Ховар, созерцал остановившуюся над ней покидающую ветхозавет­ный Храм «славу Господа» (евр. Шехина): «И поднялась слава Господа из среды города и остановилась над горою, которая на восток от города» (Иез. 11:23), а затем духовным взором видел ее возвращение в таинственный Храм конца времен (Иез.43:2). Пророк Захария указал эту гору в своем предсказании о дне Господа и явлении Мессии: «И станут ноги Его в тот день на горе Елеонской» (Зах. 14:4). Со времен Второго храма на Елеонской горе собирали ветви масличных, миртовых, пальмовых и других деревьев для проведения праздника Кущей (Неем.8:15). На ней в ветхозаветные времена, по свидетельству Мишны (Mishnah, Parah 3:6-7), подтвержденному археологическими открытиями, совершался особый обряд сжигания рыжей телицы в жертву за грех, пепел которой использовался священниками для ритуальных очищений Храма и людей от прикосновения к мертвому (Числ.19:2-10). Заклание телицы «без порока, у которой нет недостатка» и «на которой не было ярма», вне стана за грехи всего народа, по толкованию блаженного Феодорита Кирского, прообразовало искупительную смерть Спасителя вне стен Иерусалима за грехи всего мира. Согласно свидетельствам Талмуда, в эпоху Второго Храма на вершине Масличной горы, по указанию Синедриона, зажигались первые сигнальные костры для передачи отдаленным еврейским общинам, вплоть до Вавилона и Сирии, сигнала о наступлении нового месяца и праздников. Однако эта практика не длилась долго, поскольку враждующие самаритяне пытаясь ввести евреев в заблуждение стали зажигать ложные костры на других высотах. Тогда было принято решение посылать специальных гонцов с извещением о дате наступления новомесячия или праздника установленных Синедрионом. В ветхозаветные времена вер­шины Елеонской горы открывал­ся прекрасный панорамный вид на Храм, поскольку она 80 метров выше Храмовой горы.
Елеонская гора в Евангелии
Елеонская гора связана со многими событиями евангельской истории. Гора эта была излюбленным местом отдыха и бесед Спасителя со Своими учениками: «Днем Он учил в храме, а ночи, выходя, проводил на горе, называемой Елеонскою» (Лк.21:37; Ин.8:1; Деян.1:12). На этой горе Спаситель мира плакал о грядущей горькой судьбе Иерусалима и еврейского народа: «... придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лк. 19:41; Мф.23:37-39). На ней Христос, раскрывая смысл библейских пророчеств, бе­седовал с учениками о последних судьбах видимого мира и о Своем Втором Пришествии: «Ибо мно­гие придут под именем Моим, и будут говорить: «Я Христос», и многих прельстят... восстанет пород па народ, и царство на цар­ство; и будут глады, моры и зем­летрясения по местам; все же это — начало болезней.., после скорби дней тех, солнце помер­кнет, и луна не даст света свое­го, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человече­ского на небе; и тогда восплачут- ся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою...» (Мф.24:3-46). Здесь Спаситель раскрыл тайну Царства Небесного в притче о десяти девах и тайну Своего Второго Пришествия в притче о пяти талантах (Мф.25). С этой горы Иисус Христос со­вершил Свой торжественный Вход в Иерусалим, при ликовании ра­достно восклицающего народа: «Осанна Сыну Давидову, Благо­словен грядущий во Имя Господ­не...» (Мф.21:1-9). У подножья этой горы, в Гефсиманском саду, после Тайной вечери Спаситель молился об удалении от Себя чаши страданий: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф.26. 36-46). С вершины Елеонской горы Господь Иисус Христос вознесся на Небо, воссев одесную Отца, в 40-й день после Своего Воскресения          (Лк.24:50-51; Мк.16:19; Деян. 1:9-12). Через вершину этой горы вела дорога в Вифанию и Иерихон, по которой часто проходил Господь с учениками (Мф.21:1; Мк. 11:1).
Исторические сведения. Во время осады Иерусалима римскими войсками в 70-м г. после Р.Х. на восточной стороне Мас­личной горы стоял лагерем Деся­тый легион (Legio X Fretensis), а на северной вершине горы Ско­пує, в семи стадиях (одна стадия - 200 м) от Иерусалима, распола­гался сам Тит со знаменитым Две­надцатым римскими легионами (Legio XII Fulminata). Позже стоял здесь и Пятнадцатый (Legio XV Apollinaris), поскольку «отсюда открывается вид на город и испо­линское здание храма, вследствие чего это примыкающее к северу от города плоскогорье весьма кстати названо Скопом».
После разрушения Второго хра­ма, когда евреям было запрещено входить в Иерусалим, они каждый год в день разрушения Храма (9-го Ава) поднимались на Елеонскую гору и молились. Они плакали и сетовали, обращаясь лицом к опу­стевшему месту горы, где когда-то стоял Храм.
Елеонская гора стала местом благоговейного почитания с пер­вых веков христианской истории, а восхождение на нее сопровожда­лось молитвами и песнопениями. Под покровительством святой ца­рицы Елены, императрицы Евдо­кии и императора Юстиниана I, на ней было построено много вели­колепных церквей и монастырей, благодаря которым гора стала одним из первых центров монаше­ства в Палестине.
К концу IV в. на ней стояло уже три знаменитых храма: церковь «Елеона» — необычайной красоты базилика, — основанная св. равно­апостольной царицей Еленой в 330 г. и находившаяся над пещерой, где Христос беседовал с учениками: церковь в Гефсимании - на месте Моления о Чаше и взятия Христа под стражу - и храм «Имвомон» на месте Вознесения Спасителя, по­строенный римской аристократкой царского происхождения Пименией около 330-378 гг.
Согласно свидетельствам па­ломников, к концу VI в. на Маслич­ной горе насчитывалось 24 храма. Множество пещер на горе были густо населены отшельниками-аскетами, о чем красноречиво сви­детельствует «Лавсаик» Палладия (388-404 гг.), «Луг духовный» Ио­анна Мосха (550-619 гг.) и другие ранние источники.
В конце IV в. на деньги знатной римской аристократки преп. Мела­нии (Старшей) был воздвигнут мо­настырь и странноприимный дом для паломников. В 380 г. к ней при­соединился ее духовный наставник Руфин Аквилейский, ставший на­стоятелем мужского монастыря.
В 438 г. внучка преп. Мелании (Старшей), преп. Мелания (Млад­шая), построила первый женский монастырь св. Апостолов — «Апо- столеон» — с храмом маритирием, в котором подвизалось 90 девствен­ниц. Примерно в это же время, по­сле 442 г., здесь поселилась опаль­ная императрица Евдокия, супруга Феодосия II. В начале V в. здесь много лет подвизалась, затворив­шись в пещере, знаменитая анти­охийская красавица, актриса Пе­лагия, обращенная в христианство епископом Илиопольским Ионном.
Елеонские монастыри и храмы просуществовали до 614 г., когда во время нашествия персидского царя Хозроя были практически все разрушены. Многие из них, но уже в более скромном виде, были зано­во отстроены патриархом Иеруса­лимским св. Модестом.
После осады Иерусалима Салах ад-Дином в 1187 г. все монастыри и храмы на Елеонской горе были за­ново беспощадно разрушены. Гора опять стала пустынной и безжиз­ненной, но место Вознесения Спа­сителя, ставшее собственностью мусульман, по-прежнему привле­кало христианских паломников. Только с 1860-х гг. христиане нача­ли селиться здесь заново.
Место Вознесения Господня
Христос вознесся на Небо с того места на вершине Елеонской горы, на котором, согласно видению пророка Иезекииля, остановилась Слава Господня (евр. Шехина), покидая Иерусалимский храм: «77 поднялась слава Господа из среды города и остановилась над горою, которая на восток от города» (Иез. 11:23), а ее возвращение в таинственный Храм в конце времен (Иез.43:2) является прообразом Второго Пришествия Иисуса Христа на землю (Деян. 1:11). О Вознесении Господа свидетельствовали ветхозаветные пророчества задолго до рождения Иисуса Христа. Прообразом Вознесения Христа было вознесение Еноха (Быт. 5:24) и пророка Илии на огненной колеснице (4Цар.2:11). О Вознесении Христа предсказывали пророки Исаия (Ис.2:2-4) и Захария (Зах.14:4). Больше всего о Вознесении Спасителя пророчествуется в псалмах царя Давида. Боговдохновенный пророк восклицает, как бы видя восхождение Господа на небеса: «Взыде Бог в воскликновении и Господь во гласе трубне»(Пс.46:6). Дух Святой повелевает Небесным силам отворить Искупителю врата вечного Царства Славы: «Возмите врата князи ваша и возмитеся врата вечная: и внидет Царь славы» Ангелы восклицают: «Кто есть сей Царь славы?». И отвечают: «Господь сил, Той есть Царь славы» (Пс.23:7- 10). И также: «Кто восходил на небо и нисходил?., какое имя ему?» (Притч.30:4). Ответ стал возможным лишь во времена Нового Завета: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах» (Ин.3:13).
Небо в библейских образах и символах является жилищем Божиим, а земля - Его подножием (Ис.66:1). Бог «сходит» с неба (Быт.11:5;   Исх.19:11;      Мих.1:3; Пс. 143:5) и затем снова «восходит» на него (Быт. 17:22), а облако служит Ему колесницей (Числ. 11:25; Пс.17:10; Ис.19:1).
Евангельские события
После Своего Воскресения из мертвых Иисус Христос многократно являлся ученикам, удостоверяя их в истинности Своего телесного Воскресения, укрепляя в них веру и продолжая учить их тайнам Царства Божия (Деян. 1:3). Повелев ученикам не отлучаться из Иерусалима, Он дал им великое обетование: «Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян. 1:8). В день Своего дивного Вознесе­ния и восшествия к Отцу Христос привел Апостолов на Елеонскую гору и, подняв руки, благословил их. Затем на глазах у всех Своей пречистой плотью стал возносить­ся на небо (Лк.24:51), и «облако взяло Его из вида их» (Деян. 1:9). Но толкованию святых Отцов, это было облако славы Божией, некогда осенявшее гору Синай (Исх.24:16), наполнявшее скинию (Исх.40:34) и Храм (ЗЦар.8:10), как знак присутствия Божия, и ука­зывавшее израильтянам путь в пу­стыне (Исх. 13:21).
Когда ученики в изумлении созерцали восходящего на небо Христа, «два мужа в белой одежде», т.е. два Ангела, предстали им и возвестили Его славное Второе Пришествие: «Мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим» (Деян. 1:11). Примечательно, что свидетельство двух Ангелов соответствует библейскому праву, где верным считалось только свидетельство двоих (Втор. 17:6; 19:15). После этого ученики «возвратились в Иерусалим с радостью великою» (Лк.24:52) и оставались все вместе, прославляя и благословляя Бога.
Вознесшись на Небо, Господь «воссел одесную Бога» (Ин. 16:19) и «пребывает одесную Бога» (1Пет.З:22). Вознесение Иисуса Христа было восстановлением той славы, которой Он, как Сын, обла­дал до Своего воплощения, а также прославлением Его человеческой природы. Архидиакон Стефан ви­дел «Сына Человеческого, стоя­щего одесную Бога» (Деян.7:56), что говорит о том, что человече­ская природа Христа не раствори­лась и не была поглощена Боже­ственной. Приняв на Себя челове­ческую плоть, Богочеловек Иисус не избежал смерти, а победил ее и сделал человеческую природу рав­ночестной и сопрестольной Боже­ству (Пс. 109:1).
В день Вознесения Иисус Хри­стос - наш Небесный Первосвя­щенник — вознесся к Отцу, вошел со Своей Кровью в небесное святи­лище, в нерукотворенную скинию и пребывает Богочеловеком вовеки (Евр.9:12, 24-26).
Вознесенный к Божествен­ной славе Спаситель (Мк.16:19; Деян.7:55-56), к славе, которая принадлежала Ему изначально, вернется на облаках небесных в Своем преображенном, прослав­ленном теле видимым для всех образом как Сын Человеческий (Лк.21:27). Согласно словам свт. Григория Паламы, Вознесение Го­сподне принадлежит всем людям потому, что все воскреснут в день Его Второго Пришествия, однако вознесены — «восхищены на обла­ках» - (1Фес.4:16-17) будут только те, кто «распяли грех через покая­ние и жительство по Евангелию».
В первом пришествии Христа было провозглашено Царство Его благодати, оно утверждается и в наше время, а во втором будет провозглашено Царство Его славы. Первая христианская община жила в предвкушении этой радости, скорейшей встречи с Христом. Последние строки Апокалипсиса сквозь тысячелетие доносят до нас жизнерадостный призыв Церкви: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Отк.22:20).
После Своего Вознесения Хри­стос не оставил мира, но незримо присутствует в жизни Церкви и ее таинствах. Православный празд­ник Вознесения Господня отмеча­ется Церковью в Святой четверг на сороковой день после Пасхи.

Похожие записи