Святыни Израиля - Иудейская пустыня

Раздел не найден.

Иудейская пустыня (евр. «Midbar Yehuda», араб. «Sahara Yahudan»), ставшая колыбелью палестинского монашества, простирается на вос­ток и юго-восток от Иерусалима, круто спускаясь к Иорданской долине и западному побережью Мёртвого моря. Ее северная грани­ца проходит по восточному склону Иудейских гор, достигая библей­ской горы Ефрема (современный город Тайбе), а на юге доходит до Хевронского нагорья, соединяясь с пустыней Зиф. Восточная граница Иудейской пустыни проходит по сирийско-африканскому разлому, где расположено Мертвое море и протекает река Иордан. В библейские времена ее северная граница восходила к городу Беф-Хогле (евр. Бет-Хогла), где проходила граница уделов Иуды и Вениамина.

Ее название произошло от «Иудея» — названия удела одного из двенадцати колен Израилевых и одноименного южного еврейского царства, занимавшего территорию надела колен Иуды и Вениамина. Безлюдность этой суровой мест­ности, наличие источников воды и многочисленных естественных пещер послужили тому, что в Иудейской пустыне стали селиться подвижники благочестия.

Длина пустыни составляет око­ло 95 км, а ширина 20-25 км. Город Иерихон - один из древнейших городов мира - является крупней­шим оазисом этой пустынной равнины. Необыкновенно контрастно падение ее высот: от 600-800 м над уровнем моря в западной ее части и до более 400 м ниже уров­ня моря в восточной. Так же кон­трастны и климатические условия. Климат в пустыне очень сухой и жаркий, западные ветры, несущие влагу с Средиземного моря, задерживаются Иудейскими горами и Хевронским нагорьем, поэтому земля на восточной стороне водораздела получает мало осадков. В летние дни температура может по­вышаться до +40° - +50°С, однако ночью, особенно на рассвете, в этой пустыне бывает даже прохладно, а в зимние дни температура доходит до 0°С. Уровень осадков зимой из­меняется с запада на восток с 700 до 50 мм в год.

После завоевания Иисусом Навином Земли Обетованной Иудейская пустыня входила в на­дел колена Иуды, от которого и произошло название. В книге Судей она называется пустыней Иудиной (Суд. 1:16), в других ме­стах Священного Писания именуется просто пустыней (Нав. 15.61; Мф.З:1-4;  Мф.4:1-11; Мк.1:4). В Евангелии от Матфея - уже конкретно пустыней Иудейской (Мф.3:1). У всех древних писате­лей пустынные окрестности между Иерусалимом и Мертвым морем с их прославленными монастырями были известны под именем «пустыни Святого Града».

Эта холмистая выжженная солнцем пустыня состоит из отдельных пустынь, носивших на­звания: Фекойская, Зиф, Маон и Эйн Геди. Иудейская пустыня с северо-востока на юго-восток пересечена многочисленными вади (араб, vadi) и каньонами, образованными стекающей проточ­ной водой. Большинство из этих зеленых живописных ущелий довольно глубоки. Растительность в Иудейской пустыне встречается только в руслах зимних ручьёв и в непосредственной близости от родников, поскольку осадки в ней минимальны. В западной ее части люди с древних времен обрабаты­вали землю и вели сельское хо­зяйство. Юго-восточная, наиболее сухая и жаркая область Иудейской пустыни оставалась за всю свою историю практически необитае­мой. Это пустынное плато сложе­но в основном из известняковых пород с прослойками кремня.

В те редкие дни, когда в Иерусалиме идет дождь, пустыня преображается и по ее ущельям текут бурные потоки воды, а уже в начале мая солнце начинает нестерпимо печь почти так же, как летом. Весной, после редких зимних дождей, «бесплодная» пустыня слегка покрывается зеленой нежной травой, превращаясь на короткий срок в цветущий оазис, и служит пастбищем для стад кочующих бедуинов. Потом, уже в мае, после первых жарких дней вся трава неожиданно высыхает под палящими лучами солнца. Однако на раскаленных солнцем холмах в часы самого жгучего дневного зноя можно и в наши дни встретить бедуинов, пасущих овечьи и козьи стада, которые метко подбирают засохшую на корню траву. Этой траве пророк Исаия уподобляет земную жизнь человека: «Всякая плоть — трава, и вся красота ее - как цвет полевой. Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа: так и народ — трава. Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно» (Ис.40:6-8).

В настоящее время Иудейская пустыня населена в основном кочевыми бедуинами. В некоторых местах в ней проживают также ев­рейские поселенцы. Большие се­мьи бедуинов в Иудейской пустыне и поныне живут в традицион­ных шатрах из грубой, но прочной верблюжьей или козьей шерсти, кочуя с места на место. Возле их жилищ кроме ослов и верблюдов можно увидеть современные лег­ковые автомобили. Внутри шатров нередкими бывают холодильники и телевизоры — признаки прибли­жения их жизни к современной цивилизации. Бедуинами традицион­но называют любое кочевое насе­ление пустыни Ближнего Востока, независимо от их религиозной принадлежности. Слово «бедуин» (араб, «badawі») переводится с арабского дословно как «житель пустыни», «кочевник».

На библейском языке пусты­ня (евр.   мидбар) - антипод жизни и образ безжизненности, ее зной символизирует духовную жажду. В пустыне Бог открылся пророкам Моисею и Илии, в ней странствовал сорок лет еврейский народ, в пустыне прозвучал голос Иоанна Предтечи, в ней постился и был искушаем Господь Иисус Христос. В ней проживали «те, которых весь мир не был досто­ин, скитались по пустыням и го­рам, по пещерам и ущельям зем­ли» (Евр. 11:38). Эти подвижники «скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скор­би, озлобления» (Евр. 11:37).

С древних времен необитаемые места представлялись населенными злыми духами: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя» (Лк. 11:24; Мф. 12:43), а «духовная брань», которую вели подвижники в пустыне, считалась самой жестокой. Жизнь в пустыне, помимо тягот и лишений, имела особый духовный смысл, поэтому стала «училищем богомыслия». Эта безмолвная раскаленная знойным солнцем пустыня, со жгучими песками и оголенными скалами у берегов Мертвого моря, красноречивее всяких слов говорит о Божественном бытии и вечности.

В образах превращения сухой пустыни в великолепную цвету­щую долину пророк Исаия рису­ет величественную картину при­шествия Мессии: «Возвеселится пустыня и сухая земля, и возра­дуется страна необитаемая и расцветет как нарцисс; велико­лепно будет цвести и радовать­ся, будет торжествовать и ли­ковать; слава Ливана дастся ей, великолепие Кармила и Сарона; они увидят славу Господа, ве­личие Бога нашего» (Ис.35:1- 2). Образ пустыни в Священном Писании имеет также преобразова­тельное значение как пророчество о возрождении земли Израильской после Вавилонского плена, а также о будущем оживлении и возрожде­нии всего человечества. Духовный подвиг святых христианских подвижников, стяжавших благодать Святого Духа, делает пустыню символом плодоносной земли.

В истории Ветхого и Нового Завета Иудейская пустыня была молчаливой свидетельницей многих событий. Одним из пер­вых скрывался в этой пустыне, в окрестностях Эйн Г еди (Ен-Г адди), от гнева своего тестя, царя Саула (1Цар.24:1-16), будущий знамени­тый царь и псалмопевец Давид. В этой пустыне он сочинил 62-й пса­лом, в котором описал свою жажду познания Бога: «Боже, Боже мой, к Тебе утренюю: возжада тебе душа моя, коль множицею тебе плоть моя, в земли пусте и не проходне и безводне»(Не.62:2).

На северно-западной границе Иудейской пустыни, в устье реки Иордан в окрестностях Мертвого моря, святой Предтеча Господень Иоанн крестил людей, призывая еврейский народ к покаянию и готовя его к встрече Мессии. В эту пустыню «возведен был Духом», постился сорок дней и был ис­кушаем сатаной Господь наш Иисус Христос (Мф.4:1-11). В этой пустыне христианская тра­диция определила место действия рассказанной Спасителем прит­чи о добром Самарянине, ког­да один человеке попался в руки разбойников, идя по дороге из Иерусалима в Иерихон (ЛкЛ 0:25- 37). В пустыне Иудейской, в окрестностях поселка Фекоя (евр. Текоа), царь Иоасаф со­вершил славную победу, когда внезапно напали на израильтян «Аммонитяне и Моавитяне и обитатели горы Сеира» (2Пар.20:10-22).

Иудейская пустыня укрывала в недрах своих пещер и рассели­нах скал еврейских повстанцев во время восстания против Рима в 66-73 гг. после Р.Х, а расположен­ная в ней крепость Масада стала памятником еврейского героизма. Бескрайние и безлюдные пустынные просторы служили укрытием во время борьбы антиримских по­встанцев под руководством Бар- Кохбы в 132-135 гг. после Р.Х. Со II в. до Р.Х. в этой пустыне искали очищения и просветления, восхва­ляя Бога в своих молитвах, после­дователи иудейской религиозной секты - ессеи, от которых оста­лись знаменитые Кумранские ру­кописи.

Иудейская пустыня с древних времён служила убежищем для отшельников и повстанцев. Она надежно скрывала в своих многочисленных пещерах и расщели­нах скал всех гонимых судьбой. Христианских отшельников влекла в нее великая любовь к Богу. Они избирали суровую жизнь в пусты­не в поисках евангельских идеалов, созерцательного Богопознания и внутреннего совершенства, согласно зову Христа: «Будьте со­вершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф.05:48). В ней находили тихую пристань все опаленные зноем бурных страстей и обремененные житейскими скорбями. Они скитались в горах, вер­тепах и пропастях земных, убегая от мирской суеты и дворцовых ин­триг, избегая всей роскоши мира и блеска земной славы, чтобы при­обрести только одно - неувядае­мую красоту души. Пустыня - рай сладости духовной, но и место ве­ликой борьбы.

Жизнь в пустыне считалась лучшей школой для монахов. Ошибочно думать, что в тиши­не пустыни меньше соблазнов. Главный источник соблазнов кро­ется внутри, в самом сердце человека. В пустыню можно унести с собой целый мир суетных воспо­минаний. Даже проживая в глухом затворе, монах может не приобре­сти духовного опыта, если будет находиться в состоянии рассеян­ности ума и брожения помыслов. Мир не знал никогда даже азов той мудрости, которой владели живу­щие в пустыне монахи.

Целью монашеской жизни явля­ется достижение внутреннего совершенства посредством борьбы со страстями и непрестанной «ум­ной молитвы», которая рождается в сердце монаха, огражденном от внешнего мира песками пустыни. Уединение давало подвижникам возможность взглянуть внутрь са­мих себя и, пройдя многолетний труд покаяния и аскезы, приобре­сти подлинную сердечную молит­ву. По-настоящему человек встре­чается с Богом в глубинах своего сердца, поэтому для монахов, жи­вущих в пустыне, сердце человеческое было настоящим полем неви­димой брани. Победив свои стра­сти слезами покаяния и беспре­станной молитвой, они ощущали в своей душе присутствие Божие и неизреченную радость, поэтому пустыня становилась для них до­роже царских чертогов.

«Если бы ты мог отворить две­ри сердца их и увидеть душу их и всю красоту внутреннюю, ты упал бы на землю, не вынес бы сияния красоты, светлости тех одежд и блеска их совести,..» - писал св. Иоанн Златоуст о святых мужах и женах, умертвивших свою плоть в пустынях и вознесшихся до высот духа.


Похожие записи