Святыни Израиля - Вифезда

Раздел не найден.

Купальня Вифезда (eвp.Bet- Esdatayin), упо­минается в Евангелии как место чуда исцеления Иисусом Христом расслабленного, томившегося до этого в тяжкой болезни 38 лет. Руины этой древней купальни со­хранились в мусульманском квар­тале Старого города, примерно в пятидесяти метрах от ворот свято­го Стефана, или Львиных ворот. В евангельские времена здесь нахо­дился пригород Иерусалима, на­зываемый еврейским историком Иосифом Флавием Везефа (евр. Bezetha). Это название в паломни­ческой традиции, а также в среде христианских жителей Старого города сохранилось до нашего вре­мени.
Внутри пространного двора, за­саженного деревьями, кустарни­ками и цветами, непосредственно рядом с руинами евангельской Вифезды находится католиче­ская церковь св. праведной Анны. Тишина и спокойствие, присущие этому святому месту, контрасти­руют с шумом улиц и переулков оживленного мусульманского квартала.
Весь археологический парк с бассейном Вифезда и церковью св. Анны принадлежит католическому миссионерскому ордену «Белых отцов» (название происходит от цвета их одежды), основанно­му в 1865 г. кардиналом Шарлем Левижери, архиепископом Карфагена. Также на территории монастыря находится небольшой библейский музей. Древние раз­валины Вифезды с полуразрушен­ной церковью эпохи крестоносцев были подарены французскому императору Наполеону III в 1856 г. правительством Оттоманской им­перии в благодарность за помощь против России в Крымской войне.
Обычно эту купальню, при ко­торой «лежало великое множе­ство больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движе­ния воды» (Ин.5:3), в народе на­звали по-арамейски Бет-Хесда (Bet-Hesda), что означает «Дом ми­лосердия» или «Дом благодати». Такое название отражало целеб­ные свойства этого места и указывало на существование здесь свое­образной богадельни. В греческой транскрипции это место известно нам как «Вифезда». Правильность этого названия подтвердили на­ходки в Кумране, где на медных табличках упоминаются купаль­ня Бейт-Эшдатайин (форма двой­ственного числа от «Вифезда») и меньший из двух ее бассейнов. Употребление двойственной фор­мы названия, было видимо, вызва­но особенностью архитектуры это­го сооружения, состоящего из двух бассейнов.
В евангельские времена эта купель находилась у Овечьих во­рот, расположенных возле север­ной стены Иерусалима. Через эти ворота прогонялись жертвенные животные, предназначенные для ветхозаветного Иерусалимского Храма. Овечьи ворота упомина­ются в Книге Неемии (Неем.3:1; Неем. 12:39). Поблизости от этих ворот располагался рынок для продажи жертвенных животных для Храма. Библейские Овечьи ворота отождествляют с совре­менными воротами св. Стефана (Гефсиманскими, Львиными). В непосредственной близости от них расположены ворота, называе­мые «воротами Колен» (араб. Bab el Asbat) и ведущие на вершину Храмовой горы.
Вода из двух огромных резер­вуаров Вифезды использовалась для нужд ветхозаветного Храма и подавалась через открытый ка­нал. Воды купели перестали ис­пользовать для храмовых целей после строительства расположен­ного ближе к Храму большего водоема Биркат Израэль в І в. по­сле Р.Х. В 44 г. после Р.Х. Ирод Агриппа I обнес этот северный пригород Иерусалима новой го­родской стеной, включая его в пределы города. Эта новая стена почти перекрыла доступ воды в водохранилище, однако в зимний период оно по-прежнему заполня­лось водой.
Наличие двух бассейнов позволяет предположить, что водохранилище в этой низине существовало с древних времен. Первый водоем, основанный на плотине, был построен в эпоху первого Храма. Дождевые воды, стекающие в долине Бет Зета, образовывали естественное озеро. Это первое водохранилище в Священном Писании упоминается как «верхний пруд» (Ис.7:3; Ис.36:2 и 4Цар.18:17).
Второй бассейн был построен для того, чтобы увеличить про­пускную способность сооружения, подающего воду для нужд Храма. Время сооружения второго бас­сейна восходит к строительной деятельности первосвященника Симона «Праведного» (220-195 гг. до Р.Х.). Предполагается, что это водохранилище упоминается так­же в книге Премудрости Иисуса сына Сирахова (Прем. Сир.50:3). Архитектурное оформление этого древнего водохранилища в виде пяти портиков, типы колонн и т.п. обычно относят к эпохе Ирода Великого, поскольку во время рас­копок было обнаружено много ка­пителей, оснований и стволов ко­лонн, типичных для этого времени. В 1932 г. на южной стене купели было обнаружено еврейское граф­фити, оставленное, вероятно, еще до восстания Бар-Кохбы в 131-135 гг. после Р.Х.
Обе купели были частично вы­рублены в скале, частично обложе­ны тесаным камнем. Точная форма купелей до сих пор неизвестна, поскольку значительная их часть находится под густонаселенной частью города. Два открытых бас­сейна были соединены централь­ной дамбой, разделявшей их на северный и южный. Внутри дамбы шириной 6 м находились каналы для стока воды.
Глубина и размеры бассейнов поражают даже в наши дни. Бассейны имели размеры примерно 40 х 50 и 60 х 70 м, а их средняя глубина составляла около 13,5 м. Купальня была окружена со всех сторон великолепными крытыми галереями в виде портиков. Предполагается, что один из портиков был сооружен на разделяющем купели барьере, остальные, соответственно, по их сторонам.
Археологические данные показывают, что между 150 г. до Р.Х. и 70 г. после Р.Х. к востоку от во­дохранилища находились широкие ступени, служившие для спуска вниз. Эта характерная деталь дает основание предполагать, что здесь находилось место, использовавше­еся для ветхозаветных иудейских ритуальных омовений (микве). Этой цели служила обнаруженная здесь купель, а также другие расположенные рядом ванны и гроты.
Ветхозаветные паломники, вхо­дившие в город с северо-восточ­ной стороны через Овечьи ворота, могли совершить здесь предписан­ные законом ритуальные омовения перед посещением Храма. В дни иудейских праздников Иерусалим посещало огромное количество на­рода, а археологи до сих пор на тер­ритории, прилегающей к Храмовой горе, не обнаружили других купе­лей, кроме Силоамской которые служили бы местом массовых омо­вений. Именно с этим местом боль­шинство исследователей связывает чудо исцеления Иисусом Христом расслабленного (Ин.56:3). В рим­ский период во II в. после Р.Х. весь комплекс был перестроен в капи­ще, посвященное Асклепию, по­этому эти купальни оборудовали соответственно новому культу.
Первые раскопки «Овчей купе­ли», обнаружившие несколько ар­хеологических уровней, были про­ведены в 1888 г. немецким архео­логом Конрадом Шиком. Позже, в 1957-1962 гг. раскопки продолжали Доминиканцы под руковод­ством Ролан де Во.
Совпадения данных евангель­ского повествования и ранне хри­стианского предания, с одной стороны, и результатов раскопок, с другой, дают основание утверж­дать о несомненной верности опре­деления местонахождения еван­гельской Вифезды.
  Евангельское событие
Иисус Христос пришел в Иерусалим на иудейский празд­ник. При купальне у Овечьих во­рот, имевшей пять крытых гале­рей, «лежало великое множе­ство больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движе­ния воды» (Ин.5:3). Народ, собрав­шийся вокруг купели, являл собой образ мира, не познавшего Христа, но жаждущего чуда и милости. «Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздо­равливал, какою бы ни был одер­жим болезнью» (Ин.5:4).
Проходя однажды мимо боль­ных, Господь увидел лежащего че­ловека, страдавшего параличом це­лых тридцать восемь лет, не имев­шего возможности самостоятель­но передвигаться и спросил его: «Хочешь ли быть здоров?». «Так, Господи, кротко ответил Ему расслабленный, - но не имею чело­века, который опустил бы меня в купальню, когда возмутиться вода...» (Ин.5: 7). Это обстоятель­ство делало его самым несчастным из всех страждущих, присутству­ющих при купели. Спаситель ска­зал ему: «Встань, возьми постель твою и ходи». Больной, познав на себе силу Божественного Слова, мгновенно выздоровел и, взяв свою постель, пошёл. Христос же скрылся среди народа.
Исцеляя беспомощного больно­го, Христос показал превосходство Своей спасающей благодати пред средствами спасения в Ветхом Завете. Законом познается грех (Рим.З:20), но сам закон не дает силы бороться с грехом, полагаясь в этой борьбе только на естествен­ные силы человека. Эту силу дает только благодать Божия.
Совершенное Спасителем величайшее чудо не вызвало у иудейских законников всеобщей радости и благодарности, наоборот, оно стало поводом для обличения исцеленного больного в нарушении субботнего покоя: «Сегодня суббота, не должно тебе нести постель». Согласно еврейской Мишне, ложе разрешалось переносить в субботу только если на нем был человек. Уклоняясь от ответственности за нарушение традиции, исцеленный сослался на авторитет Христа: «Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи» (Ин.5: 11).
Через некоторое время ис­целенный человек пришел в Иерусалимский Храм, возможно, для принесения Богу жертвы бла­годарения за свое исцеление. Там встретил его Спаситель и, проявляя заботу о его душе, произнес знаме­нитые слова: «Вот ты выздоро­вел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин.5:14). После этого исцеленный пошел и открыто объявил иудеям, что его исцелил Иисус. Тогда «ста­ли Иудеи гнать Иисуса и искали убить Его за то, что Он делал такие дела в субботу» (Ин.5:16). На обвинения ослепленных злобой иудеев Христос ответил: «Отец Мой доныне делает, и Я делаю». После чего еще с большей жесто­костью искали убить Его «за то, что Он не только нарушал суб­боту, но и Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу» (Ин.5:18). Идеал совершенной любви, которую Христос являл к больным, обездоленным людям, встречавшимся на Его пути, был несовместим с тонкостями иудей­ской казуистики.
В ответ Христос окончательно раскрывает иудеям не только смысл учения о субботе, но и о Самом Себе как о Единосущном Сыне Божием, о Своем Божественном достоинстве, единстве воли с Богом Отцом, о всеобщем воскресении и суде: «Истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также... Как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет кого хочет... Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его... наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут... Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцем: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете» (Ин.5: 19-47).
В этом евангельском рассказе святые Отцы Церкви усматривали глубокий символизм: название «овечьих ворот» указывало на то, что Иисус Христос есть «дверь овцам» (Ин. 10: 7); пять притворов, ограждающих купель, — символ пяти книг Моисеевых; 38 лет страданий больного — указание на 38 лет скитаний еврейского народа в пустыне (Втор.2:14). Сам же расслабленный являл собою образ человека-грешника, парализованного в делании добра и исполнении Божественных заповедей.
Некоторый символизм присут­ствует также в следующем: при за­воевании Иерусалима царь Давид, оскорбленный дерзостью иевусеев, утверждавших, что даже хромой и слепой могут защитить этот город, приказал, по своей человеческой слабости, убивать копьем слепых и хромых (2Цар.5:8). Иисус Христос - сын Давидов — при жизни Своей, несмотря на то, что несколько раз подолгу бывал в Иерусалиме, со­творил в нем только два чуда: ис­целил слепорождённого (Ин.9:1- 38) и расслабленного при Овечьей купальне, т.е., по сути, хромого (Ин.5:1-16), чтобы этот город сто­ял вечно. Также после изгнания Спасителем торгующих в Храме, приступили к Нему именно «сле­пые и хромые, и Он исцелил их» (Мф.21:14).
Исцеление расслабленного - ви­димый знак наступления месси­анских дней. Это чудо с необык­новенной точностью указывало на пророчество Исаии о том, что в дни Мессии «хромой вскочит, как олень» (Ис.35:4-6). Чудесное исцеление безнадежно больного, парализованного человека, проле­гавшего на одре болезни целых 38 лет, служило знамением того, что Мессия уже пришел.
Субботний день (eвp.shabbath - «покоиться, отдыхать») длился с захода солнца в пятницу до захода солнца в субботу и возвещался звуками труб. Завершая творение мира, Бог освятил и благословил седьмой день (Быт.2:2) и заповедал Израилю соблюдать его святость (Исх.20:11; Исх.31:17). По закону в субботу не разрешалась никакая работа. Этот день был дан людям для отдыха, прославления Бога в радости и свободе от забот. Иудейские законоучители со временем стали бездушными формалистами и строго следили за тем, чтобы соблюдалась буква закона, не обращая внимания на его дух, суть и смысл. Они исказили заповедь о субботнем дне, оградив ее тысячами норм и подробных правил.
Суббота для иудеев никогда не была днем абсолютного покоя. В этот день разрешались жертвоприношение в Храме и всякие работы, связанные с ним (Чис.28:9), разрешалось также делать обрезание, даже вола или овцу вытащить из ямы в субботу разрешалось (Мф. 12:11). Люди во все времена по воле Божией рождаются и умирают в субботу. Только освобождение человека от власти греха, т.е. исцеление от болезни и дарование ему сил для исполнения Закона Божия, иудейские формалисты, не имея истинной любви к людям, считали греховным. Бог устами пророка Осии вразумлял народ Израиля: «Милости хочу, а не жертвы» (Ос.6:6).
В Евангелии есть много свидетельств о том, что Иисус Христос «подчинился закону, чтобы искупить подзаконных» (Гал.4:4) и других учил соблюдению закона (Мф.19:16- 30). Бог устами пророка Иеремии заповедал: «Не носите нош в день субботний и не вносите их воротами Иерусалимскими» (Иер. 17:21-24). Здесь речь однако идет о торговле и работе в этот день, что естественно нарушает саму суть заповеди о субботе. Субботний покой грубо нарушался в дни Неемии полевыми работами и торговлей, поэтому он дал приказ запирать вечером, накануне субботы, городские ворота, и «слуг моих я ставил у ворот, чтобы никакая ноша не проходила в день субботний» (Неем. 13:19).
Бог окончил творение мира (Быт.2:2-3), но Его «небесная суббота» не стала покоем в смысле прекращения всякой деятельности. Он отдыхает от дел творения, а Его постоянная деятельность - благое промышление о мире и о человеке, наказание и милосердие
- продолжаются. Воплощенный Сын Божий особо почтил субботу, когда в день субботний - день покоя - упокоился во Гробе в преддверии восьмого дня — дня, в который Он победил смерть Своим Воскресением.
С другой стороны, Господь Иисус Христос сказал расслабленному взять ношу, и тот послушал, как послушал Бога патриарх Авраам, являя свою преданность Творцу готовностью принести в жертву сына своего Исаака, как слушали Бога все пророки и праведники.
В память об этом чуде четвер­тое воскресение после Пасхи назы­вается Неделей о расслабленном. По объяснению Синаксаря, чудо это празднуется тогда потому, что Христос совершил его во время ветхозаветной Пятидесятницы.
«Душу мою, Господи, во гресех всяческих и безместными деяньми люте розслаблену воздвигни Божественным Твоим предстательством, якоже и разслабленнаго воздвигл ecu древле, да зову Ти спасаемы Щедрый, слава, Христе, державе Твоей». (Кондак, глас 3.)
  Исторические сведения
Память об исцелениях, происходивших на этом месте, не исчезла и в римскую эпоху. После 135 г., когда на месте Иерусалима возник римский город Элия Капитолина, на юго-востоке от бассейнов Вифезды был построен языческий храм Асклепия (егип. Сераписа, древнеримский Эскулап) и арочные галереи перед ваннами. Асклепий, согласно древнегреческой мифологии, был богом медицины и врачевания. Археологи находили здесь детали резьбы в виде змей 4 символов Асклепия.
Первым из христианских пи­сателей о купальне Вифезда со­общает Ориген (ок. 231 г.), ко­торый пять притворов, упомина­емых в Евангелии, связывает с двойной формой самой купаль­ни. Церковный историк Евсевий Кесарийский (ок. 263-340 гг.) в Ономастиконе (объяснение би­блейской географии) сообщает, что в его время портики у купели уже отсутствовали, однако обе ча­сти купальни по-прежнему напол­нялись дождевой водой пурпурно­красного цвета. Упоминает о ней также церковный писатель блаж. Иероним Стридонский (ок. 342-420 гг.), называя Вифезду Пробатикой (лат. «probatus» - милосердный). Неизвестный по имени путник из Бордо, посетивший Вифезду в 333 г., сообщает о двойном бассейне с пятью портиками и замечает, что вода в этих водоемах «делается красной, если ее возмутить», Святитель Кирилл Иерусалим­ский в 347 г. даже произносил про­поведь для верующих в этом ме­сте. В своих трудах он упоминает об архитектурных особенностях Вифезды, которые в XIX в. были подтверждены археологическими раскопками. «У Овечьего рынка в Иерусалиме был водоем с пятью галереями, четыре из которых об­рамляли бассейн, пятая же пере­секала его по середине», - пишет Святитель, замечая при этом, что и в его время «там лежит много больных», ожидая, видимо, исце­лений.

Похожие записи