Святыни Израиля - Священная река Иордан

Священная река Иордан (евр. «Nahar ha-Yarden»; араб. Nahr al-Urdunn), в водах которой принял крещение Господь наш Иисус Христос, начинает свое течение у подножья горы Ермон (евр. Хермон). Этимология назва­ния реки не выяснена до конца. Чаще всего ее название производят от древнееврейского слова «yarad» («спускаться», «падать»), что озна­чает источник, постоянно и быстро текущий. Река Иордан образует­ся из множества потоков, бурно стекающих со снежного Ермона и горных цепей Антиливана, рас­положенных на границе Сирии, Ливана и Израиля. Вершины горы Ермон покрыты вечными снегами, а зимой почти весь горный хребет исчезает под толстым белым по­крывалом.

Истоки Иордана, зарожда­ясь на высоте 520 м над уровнем моря и потом сливаясь, образуют единое русло. Самые главные из них: Баниас (Паниас), Снир (Эль- Хасбани) и Дан (Леджан). Ис­точник Баниас бьет из подножия естественной террасы, тихо проса­чиваясь из подстилающей породы южного склона горы Ермон около Кесарии Филипповой. Считается, что в давние времена он вытекал из самой огромной известняковой пе­щеры, пока сильное землетрясение не изменило ландшафт. Здесь апо­стол Петр исповедал Иисуса Христа Сыном Божиим: «Ты Христос, Сын Бога Живого» (Мф.16:16). Поток Снир (Эль-Хасбани) стека­ет с Ливанской части горы Ермон, а третий ручей, образующий реку Иордан, берет свое начало близ би­блейского города Дан (Лаис), ко­торый всегда был символом север­ной границы Израиля (Втор.34:1). На этом месте стоял когда-то один из золотых тельцов, поставленных царем Иеровоамом (ЗЦар. 12:29). Обычно считают, что город Дан дал свое имя реке Иордан, но на­звание реке появилось задолго до прихода сюда колена Дана и осно­вания им города.

Слившись в одно русло, Иор­дан протекает через осушенное сейчас библейское озеро Мером (Нав. 11:5-7), возле которого Иисус Навин разбил союзное войско севе­ро-ханаанских царей (Нав.11:1-8). Отсюда Иордан течет по дну ка­менного базальтового ущелья с многочисленными водопадами и через 13 км впадает в пресновод­ное и богатое рыбой Геннисаретское озеро (евр. Киннерет), или по-другому Тивериадское, оно же и Галилейское море. Примечатель­но, что воды реки Иордан проходят через Галилейское озеро, не смешиваясь с его водами. Возможно, из-за этой особенности на древних картах Галилейского озера на его середине изображали сплошной линией реку Иордан, как бы желая подчеркнуть этот удивительный феномен.

Вытекая из Галилейского озера, Иордан продолжает свой путь с се­вера на юг, проходит по Сирийско-Африканскому разлому и оконча­тельно впадает в соленое Мертвое море, поверхность которого сегод­ня упала до отметки 425 м ниже уровня мирового океана. Таким образом, река Иордан полностью оправдывает свое название, падая за менее чем 150 км почти на 750 м. Длина реки по прямой линии составляет примерно 150 км, но ре­ально, если учитывать все ее мно­гочисленные повороты и изгибы, достигает 330 км. Ширина реки ме­няется от 5 до 40 м в некоторых ме­стах во время разлива, а ее глуби­на в северной части доходит ино­гда до двух метров, но чаще всего она чуть более метра глубины. В нижнем течении Иордан имеет не­сколько притоков, крупнейшими из которых являются Ярмук и Эз-Зарка (Иавок) с востока и Харод и Тавор с запада.

Примечательно, что на некото­ром расстоянии от Мертвого моря река Иордан просто исчезает, ухо­дя под землю, а уже оттуда подзем­ным потоком втекает окончатель­но в Мертвое море.

Река Иордан с древних вре­мен служила восточной границей Земли Обетованной (Чис.34:12) и отделяла ее западные области от Заиорданья, где осело три колена: Рувима, Манассии и Гада. У исто­ков Иордана преобладает альпий­ская природа, а в его нижнем те­чении царит субтропическая жара. Русло Иордана в его нижней части протекает через уникальную тек­тоническую впадину, называемую Великим Сирийско-Африкансий разломом. Этот знаменитый раз­лом начинается на территории Ливана, проходит через Галилею и далее, следуя по современной государственной границе между Израилем и Иорданией, доходит до Эйлатского залива, потом про­ходя по Красному морю, сворачи­вает в Африку и заканчивается в Мозамбике. Южная часть долины Иордана в Священном Писании названа именем Арава (евр.«HaAravah» - «равнина») или «Моавитская равнина» (Чис.35:1); арабы эту местность называ­ют Эль Гхор, т.е. дно долины (4Цар.25:4; 2Пар.4:17). Она защи­щена от холодных ветров окружа­ющими ее со всех сторон горами, поэтому имеет совершенно уни­кальный субтропический климат и с древних времен славилась Осо­бым плодородием. В этих местах берега Иордана покрыты густым кустарником, тамариском, ивами, акацией и олеандрами, а из мира животных нередкими здесь явля­ются газели, лисы, шакалы и гие­ны. В библейские времена в этой долине, которую пророк Захария называл «красой Иордана» (3ах.11:3), водились львы, леопар­ды, дикие кабаны и даже бегемо­ты (Иов.40:18), что подтверждают найденные здесь кости этого жи­вотного.

В Иорданской долине, на вос­точном склоне Самарийских гор, находится возвышающаяся на 736 м над уровнем реки Иордан и на 379 м над уровнем моря гора Сартаба. Сюда доходили сигналы костров, зажигавшихся на Елеонской горе в Иерусалиме для передачи кален­дарных сведений о наступлении ветхозаветного праздника ново­луния (Чис. 10:10). Здесь же зажи­гались новые костры о передавая сведения далее на север в Галилею и на восток до самого Вавилона. На вершине этой конусообразной горы стояла хасмонейская кре­пость Александрион, построенная в 90 г. до Р.Х. Александром Яннаем. Ирод Великий держал здесь в заточении свою тещу и горячо лю­бимую жену Мариамну; в этой же крепости после казни в Севастии он похоронил двух своих сыновей: Александра и Аристовула.

В Иорданской долине между Сокфоком и Цартаном находились плавильные горны царя Соломона, в которых выливались медные сосуды для Иерусалимского Храма (ЗЦар.7:46; 2Пар.4:17).

В Священном Писании

Река Иордан в Библии упоми­нается более 180 раз и чаще всего служила образом переправы, пере­хода границы. Одно из первых упо­минаний о реке Иордан находится в древних египетских папирусах (XIII в. до Р.Х.).

Первое библейское упоминание об Иордане связано с историей па­триарха Авраама и его племянника Лота, который, воспользовавшись предоставленной ему свободой выбора, избрал себе для житель­ства богатую и плодородную до­лину Иорданскую, которая «вся... орошалась водою, как сад Го­сподень, как земля Египетская» (Быт. 13:10).

Ветхозаветный патриарх Иаков юношей с посохом перешел Иордан на пути в Харран, когда, избегая мести своего брата-близнеца Исава, шел в поисках благочестивой жены (Быт.32:10). Возле берегов Иордана сыновья патриарха Иакова остановились и сотворили семидневный «плач великий», когда несли из Египта забальзамированное тело своего отца для захоронения в Ханаане: «И сказал фараон: пойди и похорони отца твоего, как он заклял тебя. И пошел Иосиф хоронить отца своего. И пошли с ним все слуги фараона, старейшины дома его и все старейшины земли Египетской, и весь дом Иосифа, и братья его, и дом отца его. Только детей своих и мелкий и крупный скот свой оставили в земле Гесем. С ним отправились также колесницы и всадники, так что сонм был весьма велик. И дошли они до Горен-гаатада при Иордане и плакали там плачем великим и весьма сильным; и сделал Иосиф плач по отце своем семь дней. И видели жители земли той, Хананеи, плач в Горен-гаатаде, и сказали: велик плач этот у Египтян! Посему наречено имя месту тому: плач Египтян, что при Иордане» (Быт.50:10).

Библеисты считают, что это со­бытие происходило на восточной стороне Иордана, поскольку место остановки каравана указывается «на той стороне Иордана» (евр. beeber ha-jiarden), т.е., по наиболее распространенному библейскому словоупотреблению (ср. Втор.1:1; Нав.2:10), на восток от Иордана. В библейском тексте это место названо Горен-гаатад (евр. Goren- haatad), что в переводе на русский значит «гумно терновника», воз­можно потому, что местность изо­биловала терновником. В визан­тийские времена, в память о вели­ком плаче сыновей Иакова, здесь была основана знаменитая киновия Пентуклы (Пентаклии), или кино­вия Плача, в которой совершались Таинства Крещения, в основном, для приходящих от инославия к ис­поведованию православной веры.

Река Иордан упоминается также в связи с историей Иова Много­страдального (Иов.40:18), в по­этических гимнах книги Псалмов (Пс.42:6; 114:3) и во многих про­роческих книгах (Ис.9:1; Иер.12:5; Езек.47:18; 3ах.11:3).

За двенадцать столетий до Бо­гоявления воды Иордана чудесно расступились перед Ковчегом За­вета Господня (Нав.3-4), в кото­ром хранились каменные Скрижа­ли Завета с Десятью заповедями (Втор. 10:2), когда еврейский на­род после сорока лет скитания по пустыне, ведомый Иисусом Нави­ном, вступал в пределы Земли Обе­тованной.

Обетования Божии, данные па­триархам Аврааму, Исааку и Иако­ву, когда они еще как пришельцы и странники жили кочевниками в земле Ханаана, начали исполнять­ся в эпоху Иисуса Навина, после смерти пророка Моисея. Кости то­сковавших по Египту и помнящих рабство пали по дороге в пустыне, еврейский народ стоял у порога новой земли и новой жизни. Было время жатвы пшеницы (март-апрель) во время разлива Иордана, когда река наполняется дождевы­ми водами и водами тающих сне­гов Ермона. Как только ноги свя­щенников, несущих Ковчег Завета, коснулись вод Иордана, произо­шло чудо: «Вода, текущая сверху, остановилась и стала стеною на весьма большое расстояние, до города Адама, который подле Цартана; а текущая в море рав­нины, в море Соленое, ушла и ис­сякла» (Нав.3:16). После того как весь народ и священники пришли на реку по суше, Бог убрал Свою всесильную руку, и воды Иордана вернулись обратно в свое русло. Это чудо было подобно переходу израильтян через Красное море. В память об этом чудесном перехо­де по повелению Иисуса Навина, во время первой стоянки в Галгале, был воздвигнут памятник из двенадцати камней, взятых со дна Иордана, с того места, где стояли ноги священников. Остатки это­го памятника видны были еще во времена блаженного Иеронима (IV в.), а по свидетельству палом­ников и путешественников VI-VII вв., на этом месте византийцами была построена трехнефная бази­лика (Додекалитон - «Двенадцатикамение»), в алтаре которой хранились камни, взятые со дна Иордана. Ее изображение сохранилось на мозаичной карте Святой Земли VI в. в православном храме города Мадабы (Медевы) в Иордании.

Во время этой первой остановки на Иерихонских равнинах был со­вершен обряд обрезания, который не выполнялся во время сорока­летнего странствия по пустыне, впервые был отпразднован празд­ник Пасхи, а на другой день после того, как стали вкушать произведе­ния земли Ханаанской, перестала падать посылаемая Богом манна с неба (Нав.5:10-12).

Отцы Церкви в Иисусе Навине, в его имени и служении, видели яркий прообраз Иисуса Христа (Евр.4:8-9). Перед пересечением Иордана Господь сказал Иисусу Навину: «В сей день Я начну прославлять тебя пред очами всех сынов Израиля, дабы они узнали, что, как Я был с Моисеем, так буду и с тобою» (Нав.3:7). «...Так и наш Иисус после Иордана положил начало учению и чудесам», - говорит блаженный Феодорит Кирский.

Подобно тому, как Иисус Навин ввел народ Израиля в Землю Обе­тованную через воды Иордана, так и Иисус Христос вводит верующих в Него посредством Таинства Кре­щения в «землю благодати Его», т.е. в Церковь и в грядущее Цар­ство Божие. Только те, кто пере­шел через Иордан, считались во­шедшими в Землю Обетованную. Такой же границей является река Иордан и в наше время. Нет друго­го пути для вхождения в Церковь, как только посредством таинства Крещения, а крещенские купели во всем мире символизируют реку Иордан. Завоевание Ханаана и раз­дел земли были прообразами побед в распространении учения Церкви во всем мире.

Позднее колена Рувима и Гада, а также половина колена Манассии построили большой жертвенник на берегах Иордана в качестве «свидетеля» между ними и другими коленами (Нав.22:10-34).

Река Иордан неоднократно упо­минается в последующей Библей­ской истории как место сражений с врагами Израиля - моавитянами (Суд.3:28), мадианитянами, амаликитянами, аммонитянами (Суд.6:33; 7:24; 8:4), а также место междоусобных браней (Суд. 12:5- 6). У берегов Иордана сражал­ся с филистимлянами царь Саул (Щар. 13:5-7), а царь Давид многократно переходил эту реку как в дни победоносных сражений, так и в дни поражений (2Цар.10:17; 19:15-18 и др.). В страну Заиорданскую, перейдя Иордан, бежал Давид от восставшего на него его сына Авессалома (2Цар. 17:22-24).

В завершении своего земного пути пророк Илия перед сонмом сынов пророческих своей милотью (плащом) - символом пророческо­го служения - рассек и остановил воды Иордана и вместе со своим учеником Елисеем прошел реку по суше(4Цар.2:8). У берегов Иордана пророк Илия был вознесен в огнен­ной колеснице на небо (4Цар.2:11). Чудо пророка Илии после его воз­несения повторил пророк Елисей, получив сугубую благодать своего учителя. Пророк Елисей ударил по воде упавшей на землю милотью своего учителя, после чего вода Иордана «расступилась туда и сюда» и он прошел реку по суше (4Цар.2:14). По молитвам пророка Елисея всплыл топор со дна Иор­дана, уроненный в воду одним из «сынов пророков» (4Цар.6:6).

В водах Иорданских, по слову пророка Елисея, семь раз омыл­ся военачальник Сирийского царя Нееман, после чего полностью ис­целился от проказы. Исцеленный душой и телом язычник дал обе­щание пророку Елисею больше никогда не поклоняться идолам, а верить и почитать Бога Израилева (4Цар.5:1-15). В благодарность за чудо Нееман предложил пророку Елисею дары, но тот решительно отказался, но нечестивый слуга пророка Гиезий попытался извлечь собственную выгоду из благодар­ности сирийца. Он взял у него «два таланта серебра в два мешка и две перемены одежд» и спрятал дома. В наказание за этот посту­пок он сам был поражен проказой (4Цар.5:27).

Исцеление Неемана в водах Иордана было прообразом того, что с пришествием Мессии воды иорданские, а через них и все есте­ство водное, станут источником спасения не только для иудеев, но и для всех народов, уверовавших во Христа.

Крещение Господне. Святое Богоявление

В тридцатый год земной жизни Господа нашего Иисуса Христа на­ступило время Его Божественно­го явления израильскому народу (Чис.4:3). Вдали от людей, в глу­бине суровой Иудейской пустыни, у берегов Иордана был «глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне» (Лк.3:2), посылавший его крестить водою и возвестив­ший ему знамение, по которому Иоанн должен был узнать пришед­шего в мир Мессию.

Согласно ветхозаветным про­рочествам, прежде явления Мес­сии должен был явиться Израилю Вестник, Предтеча, Ангел Господа, чтобы приготовить сердца народа Израиля к принятию обетованно­го Мессии. О нем еще за 700 лет до Р.Х. пророк Исаия предсказал: «Глас вопиющего в пустыне: при­готовьте путь Господу, прямы­ми сделайте в степи стези Богу нашему» (Ис.40:3). А за 400 лет до Р.Х. пророк Малахия называл Иоанна Крестителя Ангелом Го­сподним: «Вот, Я посылаю Анге­ла Моего, и он приготовит путь предо Мною. И внезапно придет в Храм Свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел Завета (Мессия), Которого вы желаете. Вот, Он идет, говорит Господь Саваоф» (Мал.3:1).

Само место, которое Иоанн Предтеча избрал для проповеди, глубоко символично, поскольку ря­дом с ним св. пророк Илия завер­шил свою земную миссию и был вознесен на небо. Образ Иоанна Крестителя, пророка и обличителя народа, носившего суровую печать пустыни и питавшегося акридами (вид саранчи) и диким медом, его аскетическая внешность, одежда из верблюжьего волоса, кожаный пояс были настолько схожи с обра­зом пророка Илии (4Цар.1:8), что Иоанну приходилось даже отри­цать перед своими современника­ми своё с ним тождество (Ин.1:21). Иоанн Креститель не был про­роком Илией, он нес свое служе­ние, по свидетельству Архангела Гавриила, «в духе и силе Илии» (Лк.1:17). Пророчество Малахии о приходе пророка Илии: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, ве­ликого и страшного» (Мал.4:5), исполнится при Втором Прише­ствии Христа.

Повинуясь гласу Божиему, св. Иоанн Предтеча ходил по всей стране иорданской, проповедуя «крещение покаяния для проще­ния грехов» (Лк.3:3) и приближе­ние Царства Небесного, то есть Царства Мессии (Мф.3:2). Его Сила духа и авторитет слова были настолько сильны, что «выходили к нему вся страна Иудейская и Иерусалимляне, и крестились от него все в реке Иордане, исповедуя грехи свои» (Мф.3:6). Подтвержда­ет это также свидетельство Иоси­фа Флавия: «Народ, восхищённый учением Иоанна, стекался к нему в великом множестве, и власть это­го мужа над иудеями была столь велика, что они готовы были сде­лать по его совету все, и даже сам царь Ирод [Антипа] боялся власти этого великого учителя».

Во времена всеобщего ожидания Мессии, у многих иудеев возникал вопрос: не является ли сам Иоанн Христом? Но Иоанн Предтеча, последний пророк Ветхого Завета, указывал им на Спасителя: «Идет за мною Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его. Я крестил вас водою, а Он будет крестить вас Духом Святым» (Мк. 1:7-8).

Крещение Иоанново не было еще благодатным христианским крещением, оно было лишь приго­товлением к нему, мостом, соеди­няющим иудейское и христианское крещение. Слово «крестить» (по-гречески «Балтию») означает «по­гружать». Крещение в воде тех, кто каялся и открыто исповедав свои грехи, было связано с ветхозавет­ными омовениями (Исх.19:10; Лев. 14:8; Лев.8:6). Наряду с этими ветхозаветными образцами практи­ковалось также появившееся, пред­положительно, в 1-м в. до Р.Х. кре­щение прозелитов, которое вместе с обрезанием являлось внешним знаком их обращения в иудаизм.

К берегам Иордана среди толпы народа приходит к Иоанну обето­ванный Ангел Завета, Царь неба и земли, Тот, Которым вначале все сотворено и Которым доныне сто­ит мир, являя Собой совершеннейший пример смирения и послуша­ния Небесному Отцу (Фил.2:6-8), чтобы наравне со всеми совершить омовение.

По преданию Крещение Господ­не имело место ночью, перед рас­светом, при значительном стече­нии народа. Не знавший лично до того времени Спасителя (Ин. 1:33) Иоанн, увидев Его издали, по откровению обитавшего в нем Духа Божия и проникая в тайну домо­строительства Божия, своим перстом указал на грядущего Мессию: «Вот Агнец Божий, Который бе­рет на Себя грех мира. Сей есть, о Котором я сказал: за мною идет Муж, Который стал впере­ди меня, потому что Он был пре­жде меня» (Ин. 1:29-30). Услышав это, двое из учеников Иоанна, Апо­столы Андрей Первозванный, брат Симона Петра, и, предположитель­но, Иоанн Богослов, присоедини­лись к Иисусу Христу (Ин. 1:35-51).

Своим схождением в воды Иор­дана Господь исполнил волю Бо­жию (Пс.39:7-9), погребая в воде всего ветхого Адама, а прикосно­вением Своего пречистого тела ос­вятил Собою «всех вод естество» и сокрушил «главы змиев в воде» (Пс.73:13). Будучи безгрешен, во всем подобен нам, кроме греха, Он не нуждался в крещении как очи­щении от личных грехов. Он взял на Себя все человеческие неправ­ды и беззакония и, не оскверняясь ими, принес Себя Самого в иску­пительную жертву за нас.

Крещение Господне, как и Рож­дество Христово, было уже пред­дверием Голгофы, в котором Агнец Божий предуготовляется на закла­ние, а Его явление миру было уже началом пути к Распятию. Свет Христова Крещения - это свет Гол­гофской славы, который освеща­ет весь путь служения Господа на земле, Свет Крестной, жертвенной, самоистощающейся любви. С по­гружением Спасителя в воды Иордана раскрывается тайна вольного божественного кенозиса-истощания (Фил.2:6-10), который, начав­шись в воплощении Бога Слова, через пещеру Вифлеема приведет потом к мраку Гефсиманской ночи и завершится кровавым омовением на Кресте Голгофы. А последней мерой Его единства с нами будет Его сошествие во ад.

Когда Христос выходил из воды, отверзлись небеса, и Иоанн Пред­теча увидел Духа Святого, Который сходил, как голубь, и ниспу­скался на Христа, и был слышен голос Бога Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф.3:17). Как долго мир ждал этого дня, о котором века назад молился пророк Исайя: «О, если бы Ты расторг небеса и сошел!» (Ис.64:1).

Этого видимого сошествия Свя­того Духа на Христа ждал Иоанн Предтеча, потому что Бог в самом начале, посылая его на проповедь, сказал ему: «/Та Кого увидишь Духа сходящего и пребывающе­го на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым» (Ин.1:33). С этого момента Иоанн Креститель без малейшего сомнения свидетельство­вал всем об Иисусе как о Мессии и Агнце Божием, берущим на Себя грехи мира.

Описанное в Евангелии явление Духа Святого имеет свои параллели в Ветхом Завете. В самом начале книги Бытия описано, как при творении мира: «Дух Божий носился над бездной» (Быт. 1:2), что буквально означает «парил» (евр. «реял»), подобно тому, как парит в небесах птица. Голубь - вестник, символ примирения людей с Богом и восстановления мира. Голубь, выпущенный из ковчега и возвратившийся с зеленой оливковой ветвью, возвестил Ною об окончания потопа и о прекращении небесного гнева.

В соответствии с предвечным Божиим Советом в Крещении Господнем совершилось явление Триединого Бога:                          Крещение Сына, глас Отца, сошествие Духа (Мф.З:16-17; Мк.1:9-11; Лк.3:21- 22). Бог Сын приходит на Иордан принять крещение от Иоанна, Бог Дух Святой снисходит на Сына с небес, а Бог Отец свидетельствует о возлюбленном Единородном Своем Сыне, чтобы мир мог узнать Его и принять как Спасителя мира. Крещение Господне стало началом явления Божественного света в мире (1 Ин. 1:5). Говорят об этом и древнее название праздника - Праздник Светов, — и церковные песнопения: «Явился ecu днесь вселенней, и свет Твой, Господи, знаменася на нас (открылся в нас) ... Пришел ecu и явился ecu, Свет неприступный».

Крещение Господне стало осно­ванием таинственно-благодатного возрождения человека водою и Ду­хом в христианском таинстве Кре­щения и открыло ворота в благо­датное Царство Мессии всем желающим стать его членами. Как иор­данские струи открыли еврейскому народу вход в Землю Обетованную, так Таинство Крещения открывает нам вхождение в Церковь.

Таинство Крещения водою и Духом именуется также «банею пакибытия», т.е. омовением в жизнь вечную. В ночной беседе с Никодимом Господь сказал: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше» (Ин.З:5-7).

Святая Церковь еще с апостоль­ских времен празднует день Свя­того Богоявления. Самым ранним письменным упоминанием о су­ществовании праздника Крещения Господня является свидетельство Афанасия Великого, архиеписко­па Александрийского (298-373 г): «Кто не примет водного омовения в день Крещения Господня, да бу­дет отлучен от Святых тайн на 40 дней. Если же кто будет увлекать за собой [других], да будет извер­жен из Церкви, пока не принесет покаяние. Ибо отказывающиеся воспоминать благодатное Креще­ние Господа, обновиться в святых и честных водах, в которых пребы­вал Сам Господь, освятив их Сво­им естеством, суть еретики, отрицающие и Церковь, и Крещение».

Самое раннее упоминание об особом почитании воды, набран­ной в день Крещения Господня, и о её чудесных свойствах содержится в одной из проповедей святителя Иоанна Златоуста около 387 г. Свя­титель Епифаний Кипрский (ок. 315-403 гг.) также сообщает, что вода в реке Нил в Египте после ос­вящения в праздник Крещения Го­сподня меняла свои свойства.

Прямо от берегов Иордана Спаситель ушел в пустыню на сорок дней для поста и молитвы по преданию в каменистые пещеры Горы Искушения. После этого Он вышел проповедовать на палимые солнцем дороги Галилеи и Иудеи, заполненные толпами жаждущих Его слова и чудес, а потом через Гефсиманский сад пришел к каменным стенам «побивающего пророков» Иерусалима.

Похожие записи