Святыни Израиля - Русская духовная миссия

Русское православное паломничество в Святую Землю началось почти сразу после крещения Древней Руси в 988 г. и уже более 1000 лет с разной степенью интенсивности продолжается до настоящего времени. Первые исторические свидетельства о нем относятся к началу XI в. Просвещенные светом христи­анской веры древние русы прояв­ляли особый интерес к святым ме­стам Палестины и принимали жи­вое участие в ее судьбе. Согласно записям Никоновской летописи, одно из первых посольств было направлено святым благоверным князем Владимиром в Иерусалим в 1001 году. Преподобный Варлаам, первый игумен Киево-Печерской лавры, дважды (в 1062 путь в 1167 г. и 1065 г.) совершил паломничество в Иерусалим и на православный Восток.
В конце 90-х годов XI в., сразу же после освобождения Святой Земли крестоносцами, предприняла благочестивое паломничество в Иерусалим и закончила в нем свой жизненный путь русская княгиня Гида Гаральдовна, жена кня­зя Владимира Всеволодовича Мономаха. В 1106-1107 гг. игумен Даниил Черниговский совершил свое знаменитое хождение ко Гробу Господню, у которого затеплил лампаду «от имени всех князей рус­ских», а затем подробно опи­сал свое путешествие и состо­яние святых мест.
Предприняла паломни­чество в Иерусалим и даже окончила в нем свой земной путь в 1167 г. преподобная Евфросиния, княжна Полоцкая. В ее житии упоминается, что во вре­мя пребывания в Иерусалиме она остановилась в русском монастыре в честь Пресвятой Богородицы. Эта заметка свидетельствует о суще­ствовании уже тогда в Иерусалиме особой структуры по приему бого­мольцев, прибывавших из Древней Руси.
Вслед за этими первопроходца­ми бесконечной вереницей шли в Иерусалим многие другие благоче­стивые русские богомольцы, остав­ляя след в умах своих современни­ков душеполезными рассказами, а Святую Землю обогащая щедрыми приношениями. Духовное богат­ство Земли Обетованной русские паломники черпали полной мерой, вынося оттуда не только благодат­ные впечатления и молитвенное вдохновение, но усваивая также богословский, литургический и аскетический опыт палестинских монашеских обителей и храмов.
Особый расцвет русского па­ломничества, несмотря на даль­ность и трудность пути, наступил во второй половине XIX в., после того как были налажены диплома­тические отношения с турецкой Портой. Волна богомольцев, при­бывающих из России в святой град Иерусалим, приняла массовый ха­рактер, однако здесь уже, на ме­сте, они встречались со многими трудностями. Русские паломники фактически были лишены поли­тической опоры, элементарной правовой защиты перед турецки­ми властями, взымавшими с ино­странцев чрезмерные налоги и, не­смотря на значительные расходы, затраченные на паломничество, не получали полноценного бытового обслуживания.
Также русские паломники были лишены духовного окормления из-за незнания местных языков и невозможности молиться на родном языке, а ведь Бога нужно славить разумно (Пс.46:8). Духовные и светские власти в России все яснее стали осознавать необходимость создания духовной и материальной базы для пребывания русских паломников в Святой Земле.
К середине XIX в. великие дер­жавы Запада стали настойчиво об­ращать свои взоры к Иерусалиму и Ближнему Востоку. Православная Церковь на всем Востоке, терпя­щая всевозможные притеснения со стороны мусульман, в дополнение подверглась еще сильнейшему на­тиску католических и протестант­ских проповедников. Протестанты, католики и даже армяне из турец­ких областей владели тогда до­статочно обширными земельными угодьями и активно обращали ни­щее малограмотное православное арабское население в свои верои­споведания. Для укрепления мис­сионерской деятельности Римо-католическая церковь восстанови­ла в Иерусалиме в 1846 г. средне­вековый Латинский Патриархат, а Англиканская назначила туда в 1841 г. епископа из Лондона.
Православная Иерусалимская Церковь, также как и Антиохийская, оказавшись в затруднительном по­ложении из-за недостатка квали­фицированных кадров и матери­альных средств, поэтому крайне нуждалась в поддержке со сторо­ны православной России. Царская Россия была тогда единственной крупной православной державой, способной такую помощь оказать, поэтому бедствующие иерархи Востока в это многотрудное время обратились к единоверной России за братской помощью и покрови­тельством.
В 1816 г. в Москве при церкви ап. Филиппа на Арбате было от­крыто Иерусалимское подворье, и его настоятель, архимандрит Арсений, обратился с просьбой к императору Александру I о под­держке русских паломников, пре­бывающих в Святой Земле: «В Иерусалиме никто столько не терпит бедности и нужды в пище и одежде, и в самом убежище, как поклонники русские», — подчерки­вал иерарх. Для изучения полити­ческой обстановки и церковной жизни в Святой Земле в 1838 г. был послан камергер императорско­го двора А.Н. Муравьев, который поднял вопрос об особом покрови­тельстве российского Императора над святыми местами и о необхо­димости учреждения в Иерусалиме Духовной Миссии.
13 июня 1842 г. вице-кан­цлер Нессельроде подал на имя Императора доклад о необходимо­сти, кроме оказания финансовой помощи Иерусалимской Церкви и защиты ее интересов перед ту­рецкими властями, присутствия духовного лица в сане архимандри­та. Доклад Нессельроде с царской резолюци­ей был на­правлен в Святейший Синод, кото­рый «признал полезным возложить исполнение означенного» на архимандрита Порфирия (Успенского), настоя­теля русского посольского храма в Вене.
Отец Порфирий, совершив, со­гласно указу, свой неофициаль­ный визит в Иерусалим 20 дека­бря 1843 г., ознакомился с жизнью Святогробского братства, состоя­нием местных православных об­щин и реальным бытом русских паломников. В своем подроб­ном отчете Синоду он предло­жил идею создания в Иерусалиме Духовной Миссии с целью посто­янного представительства Русской Церкви при Патриархатах Востока (Иерусалимском и Антиохийском), всесторонней заботы о материаль­ных и духовных нуждах русских паломников, просветительской де­ятельности в среде единоверного арабского населения ради проти­востояния инославной пропаганде. Через два года, 11 (23) февраля 1847 г., император Николай I сво­ей резолюцией утвердил основа­ние Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.
Задача перед новообразованной Миссией стояла сложная и доволь­но тонкая. Нужно было разумно противостоять в дипломатическом и культурном соперничестве ев­ропейским державам, умело вести отношения с турецкими властями и строго соблюдать церковно-ка­ноническую норму отношений с Иерусалимской Патриархией.
Первым начальником Духовной Миссии был назна­чен архимандрит Порфирий (Успенский), впоследствии епи­скоп Чигиринский, человек чрез­вычайно образованный, выдаю­щийся византинист, востоковед, историк и археолог, имевший опыт служения на Востоке. «Сердце, вместившее Восток», - говорили об архимандрите Порфирии знав­шие его люди. Вместе с ним отправился в Иерусалим с несколькими послушника­ми иеромо­нах Феофан (Говоров) - впоследствии прославлен­ный духовный писатель, святитель и затворник Вышенский.
Для размещения всей рус­ской делегации Иерусалимский Патриархат выделил Архангель­ский монастырь в черте Старого города, где стали впервые на Святой Земле совершаться бого­служения на церковнославянском языке. Почти десять лет Русская Миссия не имела ни собственной земли, ни владений, однако дея­тельность, развернутая архиман­дритом Порфирием, была очень обширной. Прежде всего, отец Порфирий ходатайствовал об улуч­шении быта русских паломников, число которых в то время достига­ло 450 человек в год. По его прось­бе Иерусалимская Патриархия выделила для размещения рус­ских богомольцев Феодоровский и Екатерининский монастыри в Иерусалиме.
Второй первостепенной задачей Миссии стала просветительская и проповедническая деятельность среди единоверного арабского на­селения. Первым шагом стало от­крытие в 1849 г., по соглашению с Иерусалимской Патриархией, школы для сельских священников и преподавателей, в которой мог­ли получать образование молодые арабы. Потом были открыты по­добные школы ещё в нескольких местах, появилась также школа и для девочек.
Архимандрит Порфирий за­ботился о переводе на арабский язык духовной литературы. При его содействии Иерусалимская Патриархия открыла греческо-арабское училище при Крестном монастыре, была создана ти­пография, издающая книги для православных арабов. Начальник Русской Миссии был назначен эфором (попечителем) всех патри­арших учебных заведений. Русская Духовная Миссия приняла актив­ное участие в реставрации купола над Гробом Господним, ее стара­ниями был перемещен смущаю­щий паломников гарем Абдаллы напротив Храма Воскресения в другое место.
Много времени посвящал архи­мандрит Порфирий самостоятель­ным научным трудам. Изучение древних рукописей, знакомство с многовековым церковно-исто­рическим наследием Восточных Церквей, переводы старинных текстов составляли основной круг занятий начальника Миссии и его помощников. За время своего на­чальствования в Миссии архи­мандрит Порфирий объездил весь Ближний Восток, посетил также Грецию и Италию.
Совершая одну из своих на­учных поездок на Синай, он об­наружил в монастыре святой Екатерины уникальную древнюю греческую рукопись Библии IV века, известную сейчас под на­званием «Синайский кодекс». Несколько икон VI-VII веков, вы­полненных в древней технике «эн­каустики», обнаруженных им на Синае, хранятся сейчас в Киевском музее восточного и западного ис­кусства. Самые ценные коллек­ции древних рукописей, собран­ные архимандритом Порфирием, были подарены Академии Наук и Императорской Публичной Библиотеке. Ближайший помощ­ник архимандрита Порфирия, будущий святитель Феофан Затворник, также посещал древние монастыри Палестины и, в част­ности, Лавру преподобного Саввы Освященного, в монастырской би­блиотеке которой занимался ис­следованием и переводом древних рукописей.
Конец всем этим благим начинаниям положила Крымская война 1853-1856 гт., до окончания которой все члены Миссии были вынуждены покинуть Палестину. Лондонские конвенции (1840-1841 гт.) и Парижский мир (1856 г.) еще более ослабили влияние России на Востоке и открыли двери латинской и протестантской пропаганде. После завершения Крымской войны влияние России на Востоке пошатнулось, однако деятельность Миссии была возобновлена.
Для повышения статуса Русской Миссии во главе ее был поставлен не архимандрит, как прежде, а епископ. Им стал в 1857 г. доктор богословия, епи­скоп Мелитопольский Кирилл (Наумов), который продолжал оказывать помощь местному араб­скому духовенству и его пастве, оказавшейся под сильным влияни­ем западных миссионеров. На рос­сийские средства начал строиться православный храм в арабском се­лении Бейт-Сахур близ Вифлеема. Преосвященный Кирилл оказы­вал заботу также о единоверном арабском населении Сирии, где он устраивал школы, куда направлял духовную литературу и церковную утварь. Благодаря его содействию в лоно Православной Церкви вер­нулись сирийские униаты (мель-хиты) и значительное число сиро­халдейских несториан.
К заслугам епископа Кирилла нужно также отнести всесто­ронние заботы об умножавших­ся тогда русских паломниках. Богослужения и требы стали со­вершаться для них на церковно­славянском языке, арендовались дополнительные помещения для проживания, была открыта боль­ница, организовывались паломни­ческие караваны, которые иногда возглавлял и сам владыка.
В 1857-1860 гг. старания­ми Палестинского комитета на Майдамской площади, почти у са­мих стен Старого города, к северо-западу от Иерусалима была приоб­ретена первая русская земельная собственность, заложен соборный храм во имя Святой Троицы и со временем возникла целая серия русских приютов, церквей, домов и хозяйственных построек, напо­минающих маленький русский городок-монастырек. Эту обшир­ную территорию, где разместилась Русская Духовная Миссия, арабы и сегодня называют «Маскобйя», а израильтяне «Мигрант ха-Русим» или «Russian compound».
В то время был учрежден целый ряд новых русских учреждений в Святой Земле, которые действо­вали наряду с Миссий, а иногда и вопреки ее планам и намерениям. В результате всевозможных тре­ний сменились два начальника Миссии и русский иерусалимский консул. В 1858 г. было учреждено в Иерусалиме Российское консуль­ство, в 1856 г. создано агентство «Русского общества Пароходства и Торговли», благодаря которо­му русские паломники могли до­бираться до Святой Земли по льготным ценам, в 1859-1864 гг. — Палестинский комитет, а в 1864- 1889 гг. — Палестинская комиссия.
В 1882 году состоялось открытие Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО), усилиями которого было начато строительство Александровского подворья близ Гроба Господня (1882-1897 гг.), Сергиевского под­ворья в Иерусалиме (1886-1890 гг.), храма св. Марии Магдалины в Гефсимании (1885-1888 гг.), Николаевского подворья (1903 г.) и многое другое.
Успешно управлявшего Мисси­ей с 1858 по 1864 г. епископа Ки­рилла сменил на его посту один из его ближайших помощников, иеромонах, позже архимандрит, Леонид (Кавелин) — постриже­ник знаменитой Оптиной пустыни, бывший гвардейский офицер, став­ший впоследствии известным цер­ковным историком и археографом, переводчиком, автором множества ученых публикаций, в том числе автором замечательного путеводи­теля по Иерусалиму. При нем был освящен домовой храм Миссии в честь святой мученицы царицы Александры.
Преемником отца Леонида на посту начальника Миссии стал ар­химандрит Антонин (Капустин), деятельность которого с 1865 по 1894 г. стала золотым веком Рус­ской Миссии и эпохой создания уникального достояния России в Святой Земле, впоследствии полу­чившего название «Русская Пале­стина».
  Архимандрит Антонин был не­заурядной личностью, достойным представителем русского ученого монашества, выдающимся цер­ковным деятелем и дипломатом, крупным историком-византини­стом и востоковедом, археологом, археографом, нумизматом и пу­блицистом. Отец Антонин серьезно увлекался астрономией, часто наблюдал за звездами через теле­скоп, до глубокой старости писал стихи и рисовал. Ежедневно, в те­чение более 60 лет, вел дневник, записывая в нем все виденное и пе­режитое. Записи эти представляют собой драгоценный исторический материал о событиях и личностях православного Востока тех лет.
Библиография его опублико­ванных научных трудов занимает 17 страниц печатного текста. Ар­химандрит Антонин был одним из первых исследователей греческих и славянских рукописей Иеруса­лима, Афона и Синая. Научные заслуги отца Антонина были отме­чены избранием его членом много­численных ученых обществ и уч­реждений России и Европы.
Главной и неоценимой заслу­гой отца Антонина стало приобре­тение для России большого числа земельных участков, связанных с событиями ветхозаветной и еван­гельской истории, проведение ар­хеологических раскопок, строи­тельство целой инфраструктуры храмов и монастырей, паломниче­ских приютов и школ для местного арабского населения. Вся трудовая деятельность архимандрита Ан­тонина опиралась, в основном, на пожертвования, полученные от па­ломников и частных лиц из России. Всего стараниями архимандрита Антонина было куплено и юриди­чески оформлено 13 участков, но поскольку закон Османской импе­рии разрешал приобретение земли в собственность только поддан­ным турецкой Порты, в качестве покупателя выступал, главным об­разом, драгоман Миссии Якуб Халеби. Позже вся эта собственность была им переоформлена как дар­ственная в качестве уплаты долгов, на имя архимандрита Антонина.
Одной из первых и, возможно, самой замечательной покупкой о. Антонина был знаменитый дуб Мамврийский, или «Авраамов», близ Хеврона, возле которого, со­гласно книге Бытия, ветхозавет­ный патриарх Авраам принимал трех таинственных Странников (Быт. 18:1-15). Стараниями архи­мандрита Антонина и на пожерт­вования, полученные им от част­ных лиц, была приобретена земля с гробницей праведной Тавифы (Деян.9:36-34) в Яффе, Горняя, ме­сто встречи Пресвятой Богороди­цы и прав. Елисаветы, место рож­дения Предтечи Господня Иоанна, «Дом со сводами» для паломников в Тивериаде, земельные участки на вершине горы Елеонской и в Геф­симании, участки в Бейт-Джале и Вифлееме, Иерихоне, Силоаме и Анате.
На приобретенных земельных участках по указанию отца Ан­тонина строились храмы и мона­стыри, приюты для паломников, школы для детей православных арабов, на многих участках были разбиты прекрасные сады. Под ру­ководством отца Антонина прово­дились археологические работы на Александровском подворье в 1883 г., где был обнаружен порог Суд­ных врат, через которые вел путь Спасителя на Голгофу. И на дру­гих участках под его руководством проводились археологические рас­копки, в ходе которых удалось обнаружить древние мозаики и по­гребальные пещеры. При Русской Миссии им был создан музей хри­стианских древностей.
Архимандрит Антонин, неза­долго до смерти в 1994 г., шесть из двенадцати приобретенных им участков оформил в виде «вакуфа» (вакф,- особая форма религиозного землевладе­ния в мусульманском праве) и за­вещал это неоценимое богатство Русской Церкви в собственность Святейшего Синода. Вакуфный акт оговаривал условие, что если Синод перестанет существовать, то земли эти становятся достоя­нием всех православных русских людей, а если и они исчезнут, то земли поступают в распоря­жение Иерусалимского кадия. Примечательно, что в вакуфном акте отмечалось, что «Таковое по­ложение будет соблюдено во веки веков, пока Господь не унаследует землю и на ней находящихся, ибо Он лучший Наследник...».
Деятельность архимандрита Антонина постоянно тормозилась турецким правительством, Иеру­салимской Патриархией, многи­ми российскими представитель­ствами, она не встречала также должной поддержки со стороны Синода, а иногда вызывала откры­тое неприятие и даже противодей­ствие. Однако благодаря тонкому пониманию отцом Антонином политической и церковной обста­новки на христианском Востоке, прекрасному знанию греческого и ряда восточных языков, но и, несо­мненно, дипломатическому талан­ту, удалось создать основательную материальную базу для деятель­ности Русской Миссии, укрепить ее авторитет на Востоке и оказать успешное противодействие ино­верной пропаганде в Святой Земле.
Архимандрит Антонин, в миру Андрей Иванович Капустин, ро­дился в семье причетника, позднее священника Ивана Леонтьевича Капустина в селе Батурине Шадринского уезда Пермской губер­нии. Образование получал в Далматовском Духовном Училище и Пермской, а затем в Екатеринос- лавской Духовной Семинарии. В 1839-1843 гг. учился в Киевской Духовной Академии, по оконча­нии которой был признан одним из лучших учеников и оставлен в ней преподавателем. В 1845 г. при­нял монашеский постриг и наре­чен именем Антонин, после чего последовало рукоположение в сан иеродиакона и священника.
В 1850 г. отец Антонин был на­значен настоятелем церкви при рус­ском посольстве в Афинах, где на протяжении трёх лет изучал древ­ние христианские надписи и Пар­фенон. Одним из важнейших его дел стало восстановление из руин древней афинской церкви, кото­рая потом была передана России и стала служить русской посольской церковью. В 1853 г., через три года после своего назначения в Афины, отец Антонин был возведён Свя­тейшим Синодом РПЦ в сан архи­мандрита. В 1860-1865 гг. являлся настоятелем посольской церкви в Константинополе, где продолжал заниматься плодотворной науч­ной деятельностью, предпринял несколько научных путешествий, собрав богатый археологический материал по церковной истории. В 1859 г. архимандрит Антонин был назначен настоятелем посольской церкви в Константинополе, где он продолжал изучение христианских древностей и приобрел большой дипломатический опыт.
В 1865 г. он был назначен вре­менно заведующим делами Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, а 5 июня 1869 утвержден в должно­сти ее Начальника. Скончался неу­томимый палестинский труженик в канун Благовещения, 24 марта 1894 г., после 29 лет трудов на пользу Православия в Святой Земле и был похоронен под спудом построен­ного им Спасо-Вознесенского со­бора в русском монастыре на вер­шине Елеонской горы.
Среди преемников архиман­дрита Антонина наиболее из­вестен архимандрит Леонид (Сенцов), который возглавлял Миссию с 1903 по 1914 г. При нем были приобретены новые участки: в Хайфе на горе Кармил (1908 г.), в Магдале на побережье Галилейского моря с источником святой Марии Магдалины (1908 г.), в Кане Галилейской, в Назарете и в других местах Святой Земли. Начато также строительство двух соборов в Хевроне (1907 г.) и в Горненском монастыре (1910 г.), а в 1913 г. на горе Кармил была ос­вящена церковь в честь св. пророка Илии. Как прежде, велись археоло­гические исследования.
Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война вынудила Начальника и весь состав Миссии переехать в Александрию, а большая часть паломников через Афины и Салоники с большим трудом возвратилась на Родину. Деятельность Миссии была прервана, храмы закрыты, многие помещения заняты турецкими солдатами, а оставшиеся в Святом Граде монахини и паломники подверглись притеснениям. Когда члены Миссии вернулись в 1919 г. в Иерусалим во главе уже с иеромонахом Мелетием, поскольку архимандрит Леонид был отозван в Россию на Всероссийский поместный Собор, связь с Россией была уже прервана.
После установления в Палестине в 1917 г. власти Британского ман­дата представители английской короны, используя политическую катастрофу, произошедшую в захва­ченной большевиками-атеистами России, заняли своими граждан­скими учреждениями большую часть опустевшего Русского Подворья. В его помещениях раз­местились полицейский участок, тюрьма, американское отделение красного креста, а затем верхов­ный суд. В советский период были оборваны все невидимые нити, связывавшие на протяжении мно­гих веков русский народ и Святую Землю.
С 1920 г. Миссия находилась в подчинении Русской Православной Церкви Заграницей, которая до 1945 г. являлась самоотверженной хранительницей русского наследия в Святой Земле. Трудами архиепи­скопа Кишинёвского Анастасия (Грибановского), около десяти лет наблюдавшего за делами Миссии в Святой Земле, было получено признание прав Миссии со стороны британских властей, восстановле­на правильная монашеская жизнь, открыта Гефсиманская обитель, основана Вифанская школа, при­обретен участок у реки Иордана, приведены в порядок многие иму­щественные дела.
Период новых перемен и потря­сений в жизни Миссии последовал после окончания Второй мировой войны.
В 1945 г. Святую Землю по­сетил патриарх Московский Алексий I. Образованное в 1948 г. государство Израиль вернуло Московскому Патриархату те хра­мы и монастыри, которые оказа­лись на его территории, а собствен­ность Миссии, оказавшаяся на тер­ритории Хашимитского королев­ства Иордании, осталась в ведении Русской Зарубежной Церкви.
Огромной утратой для РДМ стала продажа 1964 г. советским правительством государству Израиль большей части Русского подворья, однако богослужебная жизнь поддерживалась. В 1962 г. на русском участке на берегу Галилейского озера был построен храм в честь святой Марии Магдалины, а в 1987 г. было завершено строительство пещерного храма в честь Иоанна Предтечи в Горненском монастыре.
Посещение Святейшим Патри­архом Алексием II Святой Земли в апреле 1991 г. положило нача­ло возрождению паломничества среди православных христиан из России, Украины, Белоруссии, а также других стран ближнего и дальнего зарубежья. Были начаты масштабные реставрационные ра­боты, возобновилась просветитель­ская и издательская деятельность. В 1997 г. на юбилейные торже­ства по случаю 150-летия Русской Духовной Миссии в Иерусалим вновь прибыл Патриарх Алексий II, а правительство Палестинской Автономии передало Миссии подворье в Хевроне. В 2000 г. Патриарх Московский Алексий II в третий раз посетил Святую Землю по случаю празднования 2000-летия Рождества Христова. К этому торжеству на русском участке в Вифлееме стараниями Миссии был построен крупный гостиничный комплекс для приема паломников, а Палестинские власти вернули Миссии подворье в Иерихоне. В 2007 г. было завершено строитель­ство собора в честь Всех святых в земле Российской просиявших в Горненском монастыре, прерван­ное в 1914 г.
Год 2007-й был ознаменован передачей Российской Федерации Иорданским Королевством участка земли у места Крещения Господня на реке Иордан для устройства русского паломнического подво­рья. В том же году состоялось еще одно знаменательное событие. После восстановления канониче­ского общения между МП и РПЦЗ состоялось первое совместное бо­гослужение представителей обеих частей Русской Церкви на Святой Земле.
26 июня 2012 г. в рамках офи­циального визита Президента Российской Федерации В .В. Путина в Израиль состоялось торжествен­ное открытие Паломнической резиденция в Иордании, рассчи­танной на 86 мест. Освящение со­вершил Блаженнейший Патриарх Святого Града Иерусалима и всей Палестины Феофил III в сослужении руководителя Управления по загранучреждениям Московской Патриархии архиепископа Егорьевского Марка и началь­ника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрита Исидора (Минаева).
В настоящее время в Иерусалиме параллельно действуют также Русская духовная миссия в веде­нии Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), расположенная в Спасо-Вознесенском монастыре на Елеонской горе. В ее ведении находятся: Спасо-Вознесенский монастырь на Елеонской горе (женский), Монастырь равно­апостольной Марии Магдалины в Гефсиманском саду, Русский Гефсиманский монастырь в честь св. Марии Магдалины, Скит пре­подобного Харитона Исповедника в Вади-Фаре, Русская школа в Вифании с пещерным храмом и часовней, небольшой участок в Иерихоне.
Русское подворье, или Русские постройки
Русское подворье (евр. «Migras ha-Rusim», араб. al-Muskublya) является одним из старейших и интереснейших районов в центре Нового Иерусалима и занимает площадь 68000 кв. м (6,8 га). Россияне стали одними из первых, поселившихся вне стен Старого города в середине XIX века. Комплекс зданий Русских построек расположен недалеко от Новых ворот Старого Города между улицами Яффо (Jaffa Street), Шивтей Исраэль Израиль (Shivtei Israel) и улицей Пророков, в пятнадцати минутах ходьбы от Гроба Господня.
Основные здания Русского под­ворья были воздвигнуты на быв­шей Мейдамской площади в 1860- 1864 гг. стараниями Палестинского комитета (позже ИППО) по указу императора Александра II и служи­ли для приема, ночлега и обеспе­чения духовных и материальных нужд многочисленных православ­ных паломников, прибывающих из России в Святой город. Основная часть земли была приобретена на личные средства императора Александра II и Палестинского комитета, фонд которого попол­нялся из средств так называемого «Вербного» или «Палестинского сбора», ежегодно проводившего­ся по всем монастырям и храмам России в неделю Ваий. Часть зе­мель (23142 кв. м) были подаре­ны турецким султаном великому князю Константину Николаевичу во время его первого августей­шего паломничества в Святую Землю с супругой Александрой Иосифовной и сыном в 1859 г. Территория, где расположи­лись здания Русского подворья, считается местом, где стояли ла­герем войска ассирийского царя Єинаххериба перед наступлением на Иерусалим в 701 г. до Р.Х. В 70 г. после Р.Х. на этой стратегически важной территории стоял станом славный X римский легион, раз­рушивший впоследствии до осно­вания Иерусалим и ветхозаветный Храм. В октябре 2016 г., во время про­ведения археологических раскопок перед началом строительства зда­ния Школы искусств «Бецалель», возле здания Миссии были обна­ружены остатки «третьей стены», окружавшей Иерусалим и постро­енной царем Агриппой I. В частно­сти, были найдены каменные ядра, которыми римские войска забра­сывали защитников осажденного Иерусалима с помощью катапульт. В исторический ансамбль Русских построек, сохранивших­ся несмотря на все войны и ката­клизмы истории, входит: одно­престольный Свято-Троицкий собор, расположенный в самом центре построек; двухэтажное зда­ние Русской Духовной Миссии Московского Патриархата, боль­шую часть которого арендует сей­час Мировой суд Иерусалима (Бейт Мишпат а-Шалом); Сергиевское подворье, построенное в 1889 г. и занимавшееся долгие годы ми­нистерством сельского хозяйства Израиля и местным природоохран­ным обществом, было возвращено в собственность России в 2008 году. Рядом с ними со временем возникли другие подворья, со­ставившие ядро российской ие­русалимской недвижимости: Елизаветинское подворье, по­строенное для приема мужчин-паломников, где сейчас нахо­дится следственный изолятор Иерусалима; Мариинское подво­рье (для женщин) - сейчас музей узников еврейского подполья, а во времена Британского мандата слу­жившее тюрьмой; Николаевское подворье, построенное в 1906 г., - ныне полиция и управление кар­тографии; Вениаминовское под­ворье, приобретённое в 1887 г., в котором размещаются сейчас вре­менные офисы израильских строи­тельных компаний; Русская боль­ница, построенная в 1863 г. и рас­считанная на 54 кровати, ныне учреждения мэрии Иерусалима; Российское Императорское ген­консульство, построенное в 1858 г., сейчас также разные учрежде­ния мэрии Иерусалима.
Строительство Русского под­ворья было полностью заверше­но в 1903 г. и стало самым большим иностранным комплексом в Иерусалиме. Большая часть соору­жений комплекса была обнесена каменной стеной, от которой со­хранились только остатки в южной и северной ее частях. Почти на всех зданиях Русского подворья сохра­нилась эмблема Императорского Православного Палестинского Общества: круг на фоне креста, внутри которого начертана моно­грамма имени Христа — «хризма», и по всему кругу славянской вязью слова пророка Исайи: «Неумолкну ради Сиона, и ради Иерусалима не успокоюсь» (Ис.62:1). В 1964 г. все здания Русского подворья, за исключением Свято-Троицкого собора, здания Русской Духовной Миссии и Сергиевского подворья, были проданы советским прави­тельством государству Израиль по так называемой «Апельсиновой сделке», законность которой оста­ется спорной.
Автором и руководителем про­екта, который отличается цель­ным и строго выдержанным ви­зантийским стилем, был видный российский архитектор, Мартин Иванович Эппингер (1822-1872 гг.), родной брат Ф.И. Эппингера. Год спустя, после завершения рус­ских построек, он вместе с фран­цузским архитектором Мауссом занимался реставрацией купола Ротонды в храме Гроба Господня.
Двухэтажное здание Миссии представляет собой правильный квадрат с домовой церковью в центре и четырьмя внутренними двориками, комнатами для разме­щения паломников и персонала, общей трапезной и библиотекой.
Церковь св. мученицы царицы Александры
Домовая церковь в честь свя­той мученицы царицы Александры Римской, жены императора Диоклетиана, пострадавшей, по преданию, вместе с великомуче­ником Георгием Победоносцем, была торжественно освящена 28 июня 1864 г. при Патриархе Иерусалимском Кирилле II и Начальнике Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архиман­дрите Леониде (Кавелине). Св. му­ченица царица Александра была небесной покровительницей импе­ратрицы Александры Федоровны, супруги царя Николая I, учре­дившего своей подписью основа­ние Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.
Богослужение, на котором при­сутствовали паломники, бого­мольцы разных национальностей: русские, болгары, греки, арабы, копты, абиссинцы - возглавил па­триарший наместник, греческий митрополит Петры Аравийской Мелетий. Освящение церкви, во время которого над зданием Миссии под громкий звон коло­колов распустился русский флаг, стало официальным открытием Русского подворья, а сама церковь стала первым русским храмом, по­строенным в Святой Земле.
Главным исполнителем про­екта внутреннего убранства церк­ви, рассчитанной на 350 человек, был знаменитый русский зод­чий, академик архитектуры (1872 г.), Максимилиан Егорович Месмахер.
Внутреннее пространство церк­ви являет собой типичный бесстолпный, выполненный на плане в форме креста храм с апсидами, ориентированными по четырем сторонам света. Тонкая стена с за­падной стороны, внутри которой имеется небольшая дверь, отделя­ет сейчас домовой храм Миссии от трапезной. В настоящее время при­хожане входят в храм через южные двери из парадного коридора пер­вого этажа здания Миссии.
Церковь поражает изяществом своей внутренней отделки. Перед алтарной частью храма находится трехступенчатая солея из розового мрамора. Резной дубовый двухъ­ярусный иконостас покрыт орна­ментами и надписями, выполнен­ными из палисандрового дерева. Три увенчанные крестами киота-кокошника во втором ряду ико­ностаса органично вписываются в сводчатую архитектуру восточной части церкви. Резные боковые кли­росы с иконами составляют с ико­ностасом единый ансамбль. Иконы иконостаса на золотом ажурном фоне выполнены разными мастера­ми и в разные годы. Большинство из них принадлежат кисти худож­ника В.В. Васильева, считавше­гося в те времена «академиком византийской живописи». Все иконы местного ряда, за исключе­нием царских врат, были созданы в петербургской мастерской ико­нописца Двора Императорского Величества Василия Марковича Пешехонова (1818-1888 гг.).
Одной из самых замечательных икон храма является живописный запрестольный образ Успения Богородицы с авторской подписью Ивана Ксенофонтова, за который художник получил в 1863 г. звание академика живописи.
В иконографическом плане иконостаса, иконы которого, за исключением царских врат, были написаны в 1863 г. в петербург­ской мастерской Пешехоновых, отчетливо видна непосредствен­ная связь с императорской се­мьей Дома Романовых. В нижнем ряду находятся иконы святителя Николая Чудотворца и мученицы царицы Александры, небесных по­кровителей императора Николая I и его супруги Александры Федоровны. В верхнем ряду ико­ностаса изображен святой благо­верный князь Александр Невский и святая равноапостольная Мария Магдалина - небесные покровите­ли царствующей при освящении храма императорской четы - царя Александра II и его супруги Марии Александровны. В центре южно­го клироса - икона святых равно­апостольных царя Константина и царицы Елены, небесных по­кровителей великого князя Константина Николаевича, быв­шего Председателя Палестинского Комитета, стараниями которого был приобретен участок земли под «Русское подворье». Симметрично рядом, напротив северного клиро­са, иконы равноапостольных про­светителей Древней Руси - вели­кого князя Владимира и княгини Ольги.
В стенных росписях храма и в наше время заметна чёткая схе­ма царской династии Романовых. В нише северной стены - боль­шая копия знаменитой иконы Дионисия «Распятие», написанной в 1980-е годы инокиней Наталией (Окрошко), по бокам которой ико­ны святого Александра Невского и св. равноапостольной Марии Магдалины - работы замечательно­го художника-академиста прошло­го века, принимавшего участие в росписях храма Христа Спасителя и служившего придворным худож­ником императора Николая I, Т.А. Неффа (1804-1876 гг.). В нише за­падной стены - икона преподоб­ного Сергия Радонежского и пра­ведной Елисаветы, небесных по­кровителей великого князя Сергия Александровича и его супруги, княгини-мученицы Елизаветы Фёдоровны.
В интерьере и ризнице церк­ви святой царицы-мученицы Александры присутствуют иконы, привезенные из самых раз­ных уголков России и святой горы Афон. Между первым и вторым ряда­ми иконостаса резьбой по дереву выполнена цитата из Псалтири на трех языках: «Просите мира Иерусалиму» (Пс. 121:6). Этот при­зыв псалмопевца Давида обращен ко всем молитвенно предстоящим в этом храме, к каждому паломни­ку и богомольцу, и побуждает их молиться об освобождении свя­щенного города и этой древней би­блейской земли от браней, распрей и раздоров.
В верхнем ряду иконостаса, перед иконой Тайной Вечери, ви­сит золотой трехлампадник с дар­ственной надписью святого стра­стотерпца императора Николая II и его супруги Александры Федоровны в память об их брако­сочетании в 1894 г.
На стенах храма изображены также иконы святых мучеников Антонина Анкирского и Леонида, в память о небесных покровителях двух самых выдающихся начальников Русской Духовной Миссии, архимандрита Антонина (Капустина), мудрого создателя Русской Палестины, и архимандрита Леонида (Сенцова), при котором в 1905 г. были выполнены основные стенные росписи храма.
В общей трапезной Мисси хра­нится большой образ центрально­го события евангельского благо­вестия - Воскресения Христова - творческая копия картины ху­дожника К.А. Штейбена, создан­ный в середине XIX в. для одного из пилонов Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге.
В числе благотворителей и благоукрасителей внутреннего убран­ства храма записаны также име­на современных жертвователей. Запрестольный семисвечник пожертвован в 2000 г. бывшим пре­зидентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным уже после его от­ставки с поста. Ценным даром ста­ла написанная в традициях древ­ней живописи Дионисия (XV-XVI вв.) икона мученицы Параскевы Пятницы с двенадцатью клеймами жития, подаренная в 1988 г. вице- премьером, министром внутрен­них дел России, генералом А.С. Куликовым.
Богослужения в домовом храме Миссии традиционно проводятся в зимний период, летом они совершаются обычно в Троицком соборе. В старинном синодике Миссии свято хранятся и уже более 170 лет поминаются старательно, с любовью, каллиграфическим почерком записанные для вечного поминовения в Святой Земле бесчисленные русские имена.
Троицкий собор
Величественный собор в честь Святой Троицы расположен в са­мом центре Русских построек, на углу улиц Хешин (Shne’ur Kheshin) и Мунбаз (Monbaz), на площади Москвы, открытой в 1998 г. во время визита мэра Москвы Юрия Лужкова в Иерусалим. Раньше, когда весь огромный комплекс Русских построек был огорожен каменным забором, в собор со сто­роны улицы Яффо проходили через ворота, называемые Церковными. Свято-Троицкий собор, встречавший некогда звоном своих колоколов около 20 000 русских паломников в год, был и остается главным храмом Русской Духовной Миссии Московского Патриархата в Иерусалиме. Соборный храм Миссии по своей вместимости рассчитан на 1200-1300 человек, однако, когда в конце XIX — начале XX в. в Иерусалим на Пасху прибывало до 6 000 русских богомольцев, он, конечно, не мог вместить всех желающих. В наше время, в дни больших церковных праздников храм бывает полностью наполнен паломниками, прибывающими не только из России, но из многих других стран мира.
В обычные дни, когда отсут­ствуют паломники, в нем молятся прихожане и члены Миссии, но из-за своей большой вместимости он остается полупустым. Поскольку отопление в соборе отсутствует, богослужения в нем прерывают­ся на несколько самых холодных месяцев, обычно после Рождества Христова, возобновляясь в Великом посту. До наших дней со­хранился в этом соборе живой го­лос русского колокола радостный, торжественный и мелодичный, на­полняющий в воскресные и празд­ничные дни звуками медных туль­ских колоколов весь Иерусалим.
Однопрестольный Свято-Троицкий собор, построенный из бело-розового камня, увенчан восемью куполами, держащимися на невысоких барабанах. Пять основных куполов дополняются двумя башнями для колоколен, на которых также установлены купола схожей формы. Самый маленький, едва заметный восьмой купол находится над серединой западной части храма. Примечательно, что число восемь — это число вечности и символ будущей вечной жизни (шесть дней творения мира, седьмой день и нынешний, восьмой — будущий). В Ветхом Завете число восемь соотносится и с фактом спасения, поскольку именно восемь человек спаслось во время всемирного потопа (Быт.7:13; 8:18), на что дважды указывает апостол Петр (Шет.З: 20; 2Пет.2: 5).
В архитектурной композиции собора, построенного на плане удлиненного латинского креста, соединены идеи центрического крестово-купольного храма и базилики. Центральная часть храма с пятикупольным завершением и гранеными апсидами с трех сторон отделена от западной части — нартекса с двумя башнями у центрального входа — трехнефной трапезной. Внутренне пространство собора разделено на три нефа двумя рядами мощных столбов, по пять с каждой стороны, поддерживающих массивные своды. Весь интерьер и убранство храма находятся в гармоничном сочетании с архитектурой всего здания. Свет мягко струится из окон барабанов куполов, алтарных и боковых апсид, двойных окон на хорах и тройного окна на фасаде.
Храм был построен, в основ­ном, на щедрые средства авгу­стейшей императорской семьи и на добровольные пожертвования, собранные «всем боголюбивым православным русским народом». Архитектурный стиль, в котором выполнено здание этого велико­лепного и грандиозного храма, называют неовизантийским. Этот стиль был одним из ведущих на­правлений церковного строитель­ства в России во второй половине XIX в., а новосозданный храм стал лучшим творением русской архи­тектурной школы.
На архитектурный облик собора оказали непосредственное влияние монастыри Афона, где немало вре­мени, изучая храмовое зодчество Святой Горы, провел его главный архитектор, академик, надворный советник, член Императорской Академии художеств Мартин Иванович Эппингер. К проекти­рованию и строительству храма было привлечено несколько дру­гих архитекторов. Главными по­мощниками Эппингера были В.А. Дорогулин и М.Ф. Грановский. Стиль храма отражает не толь­ко соединение традиционных об­разцов русского и византийско­го монументального церковно­го зодчества, но и, несомненно, высокий вкус самого заказчика. Архитектурная концепция Русских построек была утверждена импе­ратором, и ее курировали высокие государственные структуры.
Торжественное освящение места и закладка Троицкого со­бора состоялись 30 августа/II сентября 1860 г., в день тезоиме­нитства императора Александра II. Церемонию совершили пер­вый эпитроп Иерусалимского Патриарха, митрополит Петры Аравийской Мелетий и Начальник Миссии епископ Кирилл (Наумов) в сослужении русского и грече­ского духовенства при огромном стечении народа. Первый камень будущей святыни, строительство и украшение которой растянулось на 12 лет, был заложен председа­телем Палестинского комитета великим князем Константином Николаевичем.
Строительство Троицкого со­бора было закончено в 1864 г., од­нако его торжественное освящение состоялось только 27 октября/8 но­ября 1872 г. в присутствии «авгу­стейшего гостя» Императорского Дома великого князя Николая Николаевича старшего. Великий князь прибыл в Иерусалим к этому знаменательному дню, посетив по дороге Константинополь, Бейрут и Дамаск, в сопровождении гер­цога Евгения Максимилиановича Лейхтенбергского и прин­цев Александра и Константина Петровичей Ольденбургских. Торжественное богослужение воз­главил Иерусалимский Патриарх Кирилл II, которому сослужили четыре иерарха Православной
Иерусалимской Церкви и началь­ник Миссии архимандрит Антонин (Капустин). В декабре к празднику Рождества Христова того же года на колокольню храма был поднят большой колокол.
Построенный храм стал глав­ным духовным центром не только «русского городка близ Яффских ворот», но и «литургическим серд­цем» всей Русской Палестины, а его красота, благолепие, гармо­ническое сочетание внешних и внутренних архитектурных форм вдохновляли и продолжают вдох­новлять паломников на молитву.
В1895-1897 гг. в соборе был про­изведён ремонт. В период действия Британского мандата Троицкий со­бор оставался действующим и на­ходился в юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), а в 1948 г. вошел в юрис­дикцию Русской Православной Церкви Московской Патриархии (МП).
Главный собор Миссии по­священ Святой Живоначальной Троице, великой тайне триипостас- ного единства Бога, Превечному Совету, источнику бытия мира и промышления о нем. Первую цер­ковь, посвященную Пресвятой Троице, построил на Руси пре­подобный Сергий Радонежский. Стоявшая в глухом московском лесу, она стала впоследствии ос­новой Свято-Троицкой Сергиевой Лавры - главного центра духовной жизни России.
Внутреннее пространство собо­ра украшает подвешенное в самом центре под куполом изящное пани­кадило, выполненное из массивной позолоченной бронзы.
Важнейшим украшением инте­рьера Троицкого собора являет­ся редкой красоты двухъярусный резной иконостас, выполненный из темного дуба. Замечательные иконы работы художников В.В. Васильева и И.М. Челяпова напи­саны в академическом стиле, однако стилизованы под византийские образцы. Первоначальные иконы В.В. Васильева, написанные спе­циально для местного ряда иконо­стаса, были по неизвестным при­чинам в 1897 г. заменены образами малоизвестного художника И.М. Челяпова. Некоторые иконы В.В. Васильева установлены сейчас на столпах перед иконостасом и в других местах.
Сам иконостас был изготовлен в 1869 г. известным петербургским резчиком Николаем Андреевичем Леонтьевым. В 1870 г. на Всероссийской мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге за свое произведение он был удостоен серебряной медали. Прекрасны миниатюрные композиции В.В. Васильева, идеально вписанные в сложную многогранную форму.
Бронзовые позолоченные Царские врата для иконостаса, украшенные изящным ажурным орнаментом, были пожертвова­ны председателем Палестинского комитета великим князем Константином Николаевичем. На его же средства в 1870 г. мастером Бецом было изготовлено двадцать пять бронзовых лампад для ико­ностаса. Иконы для Царских врат по заказу Б.П. Мансурова были написаны художником и акаде­миком Николаем Андреевичем Кошелевым. Маленькие иконы Казанской Божией Матери и об­раз Спасителя, укрепленные на столбиках царских врат, имеют серебряные оклады, выполненные известным ювелиром, поставщи­ком Императорского Двора, П.А. Овчинниковым. Эти иконы были вложены в память о почившей им­ператрице Марии Александровне, супруге Александра II, благотво­рительницы Русской Палестины.
Все иконы В.В. Васильева, удо­стоившегося в 1858 г. звания академика « по живописи в византийском стиле», написаны в безукориз­ненном классическом стиле на золотом фоне с тонкой гравировкой и помещены в резные дубовые рамы с по­золотой. Религиозная живопись Васильева сочетала в себе реали­стичность академической школы живописи со строгостью иконописания великих византийских об­разцов. Эта своеобразная стилиза­ция под Византию соответствовала вкусам того времени и служит пре­красным образцом иконописного искусства императорской России конца XIX в.
Между верхним и нижним рядом иконостаса вырезана, по предложению иеромонаха Леонида (Кавелина), цитата из неканонической ветхозаветной книги Товита: «да возглагόлютъ всѝ и да исповѣдятся емý во íерусалúмѣ: Иерусалиме, граде святый. языцы мнози от далёча прійдуть ко имени Господа Бога» (Тов.13:8-9;                             13:11). Эта трогательная надпись указывает на вселенскую значимость Святого града и навеки невидимым узлом связывает Русскую Церковь с Иерусалимской - духовной Матерью всех Церквей.
В богословскую схему иконо­стаса гармонично вписаны две канонически признанные иконы Ветхозаветной и Новозаветной Троицы, изображаемой в симво­лическом виде «Гостеприимства Авраамова» — посещение пра­отца Авраама у дуба Мамврийского тре­мя странниками - и «Сошествия Святого Духа на апостолов» в день Пятидесятницы. Самую знаменитую икону Пресвятой Троицы напи­сал Андрей Рублев, что­бы, как пишет Епифаний Премудрый: «Воззрением на Святую Троицу побеждался страх перед ненавистной рознью мира сего».
Единое целое с иконостасом со­ставляли когда-то два запрестоль­ных образа «Вознесения Господня» и «Преображения Господня», на­писанные на холсте тем же масте­ром «византийского извода» В.В. Васильевым и являвшиеся худо­жественной доминантой алтарной части. В наше время они украшают внутреннее пространство храма. В Троицком соборе имеется много дарственных икон самого разного художественного качества, приве­зенных со всех уголков необъят­ной по своим тогдашним границам Русской империи.
Главной святыней собора яв­ляется икона Благовещения Пресвятой Богородицы, установ­ленная в особом деревянном ки­оте за металлической оградой в южной апсиде. Почитание этой иконы связано с особым празд­ником «Целование Мариино, или Прихождение Божией Матери в Горний град Иудов», установлен­ным в Горненском женском мо­настыре в Иерусалиме с благосло­вения Святейшего Синода в 1883 году. Ежегодно на пятый день после праздника Благовещения эта икона торжественно переносится в Горненский монастырь, где в тече­ние трех месяцев занимает игумен­ское место. Этот замечательный обычай был установлен архиман­дритом Антонином, составившим и богослужебный чин празднования, в память о евангельском событии — встрече Пречистой Девы Марии с праведной Елисаветой, матерью пророка Иоанна Предтечи, кото­рая имела место в доме родителей Иоанна Крестителя (Лк. 1:39-45), в селении Горняя (Эйн-Карем).
Вторая, особо почитаемая хра­мовая икона в честь святителя Николая Чудотворца, покрови­теля путешествующих, морепла­вателей, заключённых и сирот, находится на южном клиросе и оформлена в общей раме с иконой Божией Матери «Достойно есть». Эта большая икона была подарена Троицкому собору паломниками в память о чуде избавления от пото­пления в море пятисот человек во время сильной бури. По молитвам богомольцев перед иконой святи­теля Николая, которая находилась на пароходе, буря вскоре утихла, все благочестивые путешественни­ки остались живы и благополучно продолжили путь. Это чудо про­изошло с паломниками, плывши­ми в Святую Землю на пароходе «Корнилов» из Одессы в Яффо в 1910 г.
В октябре 2017 г., к дню празд­нования 170-летнего юбилея осно­вания Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, Троицкий собор украсили девять новых икон в прекрасных киотах, написан­ных в московской мастерской Наталии Чикризовой: Сошествия Святого Духа на Апостолов, об­раз Иерусалимский Пресвятой Богородицы, свт. Николая Мир Ликийских чудотворца, прп. Сергия Радонежского, свт. Феофана, затворника Вышенского, страстотерпца царя Николая II, прав. Анны, матери Пресвятой Богородицы, прп. Евфросинии Полоцкой и прпмц. великой кня­гини Елисаветы. Закончено также возведение ажурной металличе­ской ограды вокруг собора.
Крещенская купель, у которой святой князь Владимир собрал и повел за собой к свету Божию народы древних русов, навеки неразрывными узами связала Святую Русь со Святой Землей. Во свидетельство этого вечного союза в 1890 г. на столпах, по обеим сторонам храма, были изображены великие угодники Вселенской Церкви и великие столпы веры Церкви Русской, ставшие гражданами Иерусалима Небесного и возносящие общую согласную молитву у небесного престола Божия.
С северной стороны изобра­жен святой преподобный Антоний Великий, многие ученики кото­рого стали палестинскими мона­хами. За ним изображены самые знаменитые палестинские подвиж­ники: преп. Феодосий Великий, преп. Савва Освященный и преп. Герасим Иорданский. С западной стороны - святые Русской Церкви: преподобные Антоний и Феодосий Печерские, преп. Сергий Радонежский, святители Димитрий Ростовский и Тихон Задонский.
В 1871 г. при рас­чищении площади перед собором была обнаружена массивная двенадцатиметровая каменная античная ко­лонна, предположи­тельно, І в. до Р.Х., ко­торая, возможно, пред­назначалась для строительства второго Иерусалимского храма во времена Ирода Великого. Эта ко­лонна по неизвестным причинам дала трещину и осталась брошен­ной на земле. Загадочная колонна так до сих пор и лежит в двадцати метрах от входа в Троицкий собор, символически напоминая о перво­образе всех христианских церквей в ветхозаветном Иерусалимском Храме.
В ходе раскопок, проводимых во время строительства собора, были обнаружены также остатки укреплений периода царя Агриппы I.

               

Похожие записи