Святыни Израиля - Горненский монастырь

Горненский женский православ­ный монастырь находится в веде­нии Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (Московской Патриархии) и расположен в од­ном из живописнейших уголков современного Иерусалима, на его юго-западной окраине. Район Эйн Карем или Эйн Керем (араб. «Источник виноградника»), где расположен монастырь, нахо­дится на расстоянии 8 км от стен Старого города. Из центра нового Иерусалима до Горненской оби­тели можно проехать на автобу­сах 19-го и 27-го маршрутов до остановки «Больница Хадасса». Главный вход в обитель с террито­рии медицинского центра Хадасса открыт с 6.00 утра до 19:00.
Этот крупнейший из русских монастырей в Святой Земле уникален своим внутренним и внешним устройством наподобие древних скитов или пустынь. Множество маленьких каменных домиков-келий с черепичными крышами и уютных паломнических гостиниц разбросаны на пологом склоне холма, под сенью устремленной в небо колокольни Казанской церкви и златоглавого собора в честь Всех Святых в земле Российской просиявших.
Круглый год монастырь утопает в зелени масличных садов, стройных кипарисов, ветвей диких гранатов и развесистых смоковниц. Ранней весной, уже в феврале, здесь расцветает миндаль, наполняя воздух ароматом бело­розовых нежных цветов. А в апрельские дни начинают цвести ярко-алые анемоны, густым ковром покрывающие землю. В великом множестве можно встретить редкую разновидность дико растущих темно-фиолетовых, почти черных калл, которые таинственно перекликаются с черными одеяниями монахинь. В воздухе царит атмосфера умиротворенности и ощущение творимой молитвы, безмятежной красоты и тихой радости давно минувших евангельских дней.
Название монастыря «Горнен­ский», или «Горний», связано с его расположением на месте упоми­наемого в Евангелии Горнего гра­да в уделе колена Иуды (Лк. 1:39). Само название «Горняя», указы­вает на расположение этого се­ления в гористой местности, что подтверждается действительно­стью. Сюда после Благовещения в Назарете Галилейском (Лк. 1:39) пришла Пречистая Дева Мария по­делиться со Своей родственницей, праведной Елисаветой, будущей матерью Иоанна Крестителя, не­изреченной радостью о том, что Она станет Матерью обетованного Мессии. Во время этой радостной встречи Пресвятая Дева воспела Богу Свой знаменитый хвалебный гимн-молитву: «Величит душа Моя Господа» (Лк. 1:26).
С местностью, где расположен монастырь, древняя христианская традиция связывает еще одно важное Евангельское событие: рождение святого Иоанна Крестителя и Предтечи Господня. Здесь жили его праведные родители — пророк Захария и праведная Елисавета.
Монастырь раскинут на склоне горы с современным названием Ора (848 м над уровнем моря), в окружении вечно зеленых долин и холмов Иудейских гор. С западной стороны к нему примыкает больница «Хадасса Эйн-Керем» - одна из ведущих медицинских клиник Израиля, больничная синагога которой открыта для публичного посещения, т.к. там находятся знаменитые витражи Марка Шагала, изображающие «Двенадцать колен Израилевых». Внизу, у самого подножия горы, расположен современный квартал Иерусалима с древним библейским названием Эйн Карем.
Эйн Карем большинство уче­ных идентифицируют с селением Карем, упоминаемым в греческом тексте Септуагинты, а также в ее церковнославянском переводе, в числе других городов, предо­ставленных уделу колена Иуды (Нав. 15:59). Поселок Эйн Карем отождествляют также с библей­ским городом, упоминаемым, ви­димо, позже как Бефкарем (евр. Бейт ха-Карем), на вершине холма которого возжигались сиг­нальные костры, возвещающие о приближении врага: «Бегите, дети Вениаминовы, из среды Иерусалима, и в Фекое труби­те трубою и дайте знать огнем в Бефкареме, ибо от севера по­является беда и великая гибель» (Иер.6:1).
Позже жители этого города уча­ствовали в восстановлении стен и ворот Иерусалима после вавилон­ского плена: «А ворота Навозные чинил Малхия, сын Рехава, на­чальник Бефкаремского окру­га: он построил их и вставил двери их, замки их и засовы их» (Неем.3:14). Согласно еврейскому преданию, долина Бейт Карем служила местом добычи больших кам­ней для жертвенника в ветхозавет­ном Иерусалимском Храме.
В Эйн Кареме сохранились следы человеческих поселений, существовавших здесь уже в бронзовом веке (4600-3900 лет назад). При проведении археологических раскопок были обнаружены: керамика среднего бронзового века, остатки строений, характерных для иродианского периода, (водные резервуары для ритуальных омовений, маслодавильня), а также различные предметы, связанные с римской эпохой.
Ученые считают, что найденная здесь мраморная статуя Афродиты (Венеры) была римской копией греческого оригинала знаменитого скульптора древности Праксителя. Обнаруженная статуя разбита на две части, поэтому предполагают, что она была опрокинута христианами в византийский период. Статуя эта хранится сейчас в музее Рокфеллера в Иерусалиме.
В 2015 г. во время капитально­го ремонта в одном из жилых до­мов Эйн Карема был обнаружен большой бассейн (длина 3,5 м, ширина 2,4 м, глубина 1,8 м), слу­живший для ритуальных омовений (евр. микве) периода Второго Храма. Эта находка является еще одним доказательством того, что в евангельский период в этом райо­не, действительно, существовало еврейское поселение. Археологи на основе обнаруженных следов по­жара предполагают, что оно было сожжено во время I Иудейской во­йны 66-71 гг. после Р.Х.
Современный Эйн Карем евангельский Горний Град Иудов - близок сердцу каждого христианина как родной город св. праведных Захарии и Елизаветы, место радостной и таинственной встречи Пречистой Девы Марии с праведной Елисаветой, а также место Рождества Иоанна Предтечи. По этой причине в византийский период в Эйн Кареме было построено несколько церквей и монастырей, которые привлекали сюда многочисленных паломников.
Некоторые исследователи по­лагают, что святые праведные Захарий и Елисавета жили в левитском городе Иутта, расположен­ном примерно в двенадцати кило­метрах от Хеврона, однако ветхо­заветные священники не всегда жили в священнических городах. К тому же это мнение не подтверж­дено и преданием, а с Эйн Каремом связана продолжительная и непрерывающаяся традиция, докумен­тированная археологическими и письменными свидетельствами.
Идентификация Эйн Карема с Горним градом Иудовым со­хранилась на полях текстов неко­торых рукописных экземпляров Евангелия на арабском и коптском языках, в христианских общинах Египта и Абиссинии. Самое древ­нее упоминание о почитании места рождения Иоанна Крестителя сре­ди христианских паломников оста­вил грек архидиакон Феодосий в 530 г. Он сообщил, что оно нахо­дилось на расстоянии пяти миль от Иерусалима. В Иерусалимском лекционарии этого периода, составленном до 638 г., еще до пе­риода мусульманских завоеваний, и сохранившемся в грузинском иереводе, говорится, что в церк­ви города Энкарим (Enqarim) 28 августа торжественно отмечали праздник в честь святой праведной Елисаветы.
Церкви в Эйн Кареме были разрушены во время восстания самаритян против христианской Византии в 529 и 556 гг. Поселившиеся здесь самаритяне называли это селение Ойрине производное от греческого означает «нагорная страна, местность» (Лк. 1:39). Упоминание о селении с похожим названием сохранилось также в списке святых мест, которые в 808 году посетил король франков Карл Великий.
Монах Епифаний в IX в. называет место рождения Предтечи «Carmelion», что вполне созвучно названию Карем, и размещает его примерно в шести милях на запад от Иерусалима. Позже Евтихий, Патриарх Александрийский, в 940 г. сообщает, что «церковь Дом Захарии в окрестностях Элии (Иерусалима) свидетельствует о приходе Марии к ее родственнице Елисавете».
Самое подробное описание этого места оставил русский игумен Даниил, посетивший его при крестоносцах в XII в.: «От монастыря (Креста) до дома Захарии версты четыре... на этом месте построена церковь. При входе в церковь на левой стороне, под малым алтарем, находится небольшая пещерка, в этой пещерке и родился Иоанн Предтеча. Место это ограждено каменной стеной».
После изгнания крестоносцев Салах ад-Дином в 1187 г. церкви и монастыри в Эйн Кареме были заброшены, а в одной из них в течение четырёх веков мусульмане содержали конюшню.
В более поздних западных ис­точниках это место называли также Домом Захарии (Domus Zachariae), или Святой Иоанн в Горах. Со вре­мен крестовых походов на родине Иоанна Крестителя господствова­ли католики, которые перестроили некоторые из разрушенных в этой местности византийских церквей. В 1674 г. здесь поселились фран­цисканские монахи.
Новейшая история этого поселка берёт своё начало от мусульманской деревни Айн Карим (Ayn Karim) XVI века, сменившей древние поселения при византийцах и крестоносцах. В 1945 г. в нем проживало боле трех тысяч жителей, из которых 2510 составляли арабы- мусульмане и 670 - христиане. В 1948 г. после кровавой бойни в соседней арабской деревне Дейр-Ясин (2 км к северу) значительная часть женщин и детей была эвакуирована, а на их место в нетронутые здания поселка Айн Карим были заселены еврейские беженцы из Марокко, Румынии и Йемена. Позже Израиль включил это селение в муниципальные границы Иерусалима как район Эйн Карем. В наше время в нем проживают исключительно израильтяне.
В настоящее время район Эйн Карем насчитывает более двух ты­сяч жителей и привлекает три мил­лиона паломников в год. Сейчас это изумительно тихий уголок со­временного Иерусалима с древ­ними террасами на склонах гор, крутыми узкими улочками и уют­ными каменными домиками, укра­шенными мощеными двориками с арками, и великолепными христи­анскими церквями, перезвон коло­колов которых далеко разносится в чистом воздухе. Центр поселка является самой нижней точкой Иерусалима, расположенной на высоте 650 м над уровнем моря.
Среди довольно высоких хол­мов, по склонам густо засаженных маслинами и стройными кипариса­ми, на небольшом расстоянии друг от друга в далеком прошлом обо­сновалось несколько монастырей и церквей:
- Горненский православный женский монастырь, основанный архимандритом     Антонином (Капустиным) в 1871 г;
- православная церковь Иерусалимского Патриархата в честь Рождества Иоанна Крестителя, основанная в 1971 г.;
-         католический монастырь Посещения (Встречи), построен­ный в 1955 г. на руинах древней церкви;
- католический монастырь в честь Рождества св. Иоанна Крестителя, воздвигнутый в XVII веке на месте развалин более ранних церквей;
-         католический монастырь Сестер Богоматери Сиона (фр. Notre Dame de Sion), основанный в 1861 г;
-   католический монастырь Сестер Розария с гостевым домом для паломников, построен в 1885 г;
- приют Сент-Винсент (Saint Vincent) для детей с тяжелыми формами физической или умственной отсталости, основанный в 1954 г., которым руководят католические монахини.
Источник Девы Марии (араб. Ain Sitti Mariam, евр. Ein, Ma’ayan). Источник расположен в центральной части квартала на небольшой площади в стороне от главной дороги, на улице На-Ма’ауаn. Согласно древнему преданию, у этого единственного в городе источника Пречистая Дева Мария испила воды, утолив жажду после многотрудного пути из Назарета, когда шла на встречу со Своей родственницей праведной Елисаветой, и, по присущему Ей смирению, постоянно приходила к нему за водой, пребывая в гостях у святой праведной Елисаветы около трех месяцев (Лк. 1:39-56). Древнее поселение Эйн Карем с ханаанских времен располагалось вокруг этого источника, который является одним из наиболее водоносных родников Иудейских гор. О нем упоминается в знаменитом Медном свитке в Кумранских рукописях. В период Второго Храма, около 2,5 тысячи лет назад, к источнику был прорублен в горной породе 30-ти метровый канал, увеличивающий его мощность.
Бывшие арабские жители селе­ния во второй половине XIX века построили над источником школу и мечеть, высокий минарет кото­рой возвышается над источником и по сей день. В 1969 г. источник был отремонтирован и реконстру­ирован на средства известного ев­рейского банкира и филантропа ба­рона Эдмона де Ротшильда. Воды источника в наше время считаются непригодными для питья из-за за­грязнения сточными водами, одна­ко христиане Иерусалима и палом­ники со всего мира по-прежнему набирают из него воду и без сму­щения используют ее в качестве святыни.
Ежегодно у этого источ­ника, накануне праздника в честь Посещения Пречистой Девой Марией святой пра­ведной Елисаветы, в присут­ствии епископа — представителя Иерусалимского патриархата — и Начальника Русской Духовной Миссии игуменья с сестрами Горненского монастыря встречает икону Благовещения Пресвятой Богородицы, которая перевозится из Свято-Троицкого собора РДМ в Иерусалиме. Отсюда крестным ходом после прочтения Евангелия и краткой ектеньи, под звон коло­колов, с пением тропаря праздника по дорожке, украшенной живыми цветами, икона торжественно вно­сится в храм Горненской обители. Через три месяца, в день празд­ника Рождества святого Иоанна Предтечи, также торжественно она переносится обратно на свое по­стоянное место в Троицкий собор РДМ.
Евангельские события
1.        Благовестие Захарии о рождении Иоанна Предтечи (Лк.1:5-25)
Святой пророк Захария (евр. «Zekharya» - «Яхве вспом­нил»), ветхозаветный священ­ник Иерусалимского Храма «из Авиевой чреды» (Лк. 1:5; 1Пар.24:10), и его жена Елисавета (евр. «Elischeva» — «мой Бог — изо­билие, совершенство») были бого­боязненными людьми и «правед­ны пред Богом», однако, находясь уже в преклонном возрасте, не имели детей. Бездетность у евре­ев считалась не только большим несчастьем и позором (Лк. 1:25; Быт.30:1, 2, 23; 1Цар.1:6), но слу­жила даже достаточным осно­ванием для расторжения брака.
Праведный Захария вместо разво­да предпочел молитву (Лк. 1:13). Однажды, когда святой Захария «в порядке своей чреды» совершал обряд воскурения фимиама в Иерусалимском Храме, он сподобился явления Ангела Господня, стоявшего у жертвенника для возжигания благовоний. Захария смутился, но небесный посланник успокоил его, предсказав о рождении у него сына по имени Иоанн, который: «будет велик пред Господом; не будет пить вина и сикера» (Лк. 1:15), т.е., достигнув зрелого возраста, добровольно примет обеты назорейства в знак своего особого посвящения Богу (Лев. 10:9; Чис.6; Суд. 13:14). Он станет великим пророком, исполненным Святого, еще от чрева матери своей» (Лк. 1:15), подготовит народ иудейский к пришествию Мессий и «предъидет пред Ним в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников» (Лк. 1:17).
Слова Ангела означали, что сын Захарии, Иоанн, не будет самим пророком Илией, но ему будет дан дух и сила пророка Илии, которому он станет подражать своим нравственным могуществом и пламенной ревностью о Боге Вседержителе. Божий вестник отождествил будущего сына Захарии с «Ангелом», который, согласно пророчеству Малахии, «приготовит путь», грядущему Мессии (Мал.3:1; Мф. 11:10). Захария, по человеческому разумению сомневаясь в возможности иметь сына в столь преклонном возрасте, попросил знамения, и Ангел, назвавший себя Гавриилом (см. Дан.8:16; 9:21), заверил его, что он будет поражен немотой «до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил...» (Лк. 1:20). С другой стороны, промысел Божий управил так, что немощь человеческая послужила сокрытию мессианской тайны до времени ее исполнения от замыслов личностей, участвующих в «тайне беззакония» (Дан.8:26; 12:4, 9; Откр.Ю:4).
Выйдя из Храма, священник Захария «объяснялся... знаками» (Лк. 1:22), а ожидавший его чуткий народ, понял, что ему было видение.
По окончании положенных дней служения в Иерусалимском Храме, Захария, оставаясь немым, возвратился в свой дом, после чего его престарелая жена, праведная Елизавета, зачала сына и в тиши уединения благодарила Господа за Его милость (Лк. 1:24).
2.          Посещение Пресвятой Девой праведной Елисаветы (Лк.1:39-56)
После Архангельского благо­вестия в Назарете Пречистая Дева Мария, получив весть о чудесном зачатии сына Своей престарелой родственницей Елисаветой, «с по­спешностью пошла» в нагорную страну, в город Иудин (Лк. 1:39), чтобы с самым близким по духу человеком поделиться великой и радостной мессианской тайной.
Войдя в дом священника Захарии, Она приветствовала его жену Елисавету, несомненно, тра­диционно еврейским: «Мир тебе!» Вместе с первым словом привет­ствия буду­щей Матери Господа «взы­грал младе­нец во чреве» Елисаветы, и она «исполни­лась Святого Духа» (Лк. 1:41). Удивительная встреча двух святых и родствен­ных душ и их двух нерожденных еще детей. Шестимесячный Иоанн, сокрытый в утробе Елисаветы, ра­дуется встрече (Лк. 1:44), предви­дя свое будущее служение стать Предтечей Мессии.
Как царь Давид «пред сен­ным ковчегом скакаше играя» (2Цар.6:16-17), так младенец Иоанн радостно «взыграл», рас­познавая в Пречистой Деве Новый Ковчег Завета. Несмотря на то, что у юной Девы не было еще ника­ких признаков материнства, пра­ведная Елисавета, в пророческом восторге, прославила Ее «громким голосом». При этом она употре­била слова, которыми поздравил Пресвятую Деву небесный вестник в Назарете: «Благословенна Ты между женами», — добавляя, — «и благословен плод чрева Твоего!» (Лк. 1:42). Святая Елисавета, счи­тая себя недостойной столь вели­кой чести принять в свой дом са­мую благословенную из дев, вос­кликнула: «И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк. 1:43) — именуя Матерью Господа Ту, Которая еще только носила в Себе Превечное Слово Отца Небесного.
В ответ на приветствие Пресвятая Дева воспела чудную пророческую, хвалебную песнь, славя Всемогущего Бога по образцу священных ветхозаветных гимнов за Его милости к Ней и к Ее народу: «Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем, что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его; и милость Его в роды родов к боящимся Его; явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их; низложил сильных с престолов, и вознес смиренных; алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем; воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость, как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века» (Лк. 1:46- 55). Дева Мария в пророческом предвидении предсказала, что отныне Ее будут ублажать «все роды» верующих на земле, и, действительно, Ее всечестное имя до наших дней призывают во всех концах вселенной уверовавшие в Ее Божественного Сына.
Песнь Богоматери по духу, стилю и содержанию напоминает другие песни, воспетые ветхоза­ветными пророками и праведника­ми, прославляющие Всемогущего Бога во время поворотных собы­тий в жизни израильского наро­да. Примечательно, что нередко их произносили женщины. Среди этих великолепных гимнов особо выделяется песнь Анны, матери пророка Самуила, благодарившей Бога за разрешение ее неплодства: «Утвердися сердце мое в Господе...» (1Цар.2:1-10), песнь пророчицы Деворы, славящей Бога за победу израильтян над ханаан­ским полководцем Сисарой (Суд. 5: 2-31); знаменитая «песнь моря», спетая праведной Мариам, сестрой пророка Моисея и Аарона, которая возглавила хор женщин после чу­десного перехода израильтян че­рез Чермное море (Исх. 15:20, 21), а также песнь пророков: Моисея (Исх. 15:1-21), Исаии (Ис.26:1- 19), Ионы во чреве кита (Ион.2:3- 10), трех отроков (Дан.3:26-56), песнь Захарии (1:67-79) и дргие. Величественный гимн Богородицы был последней хвалебной песней Ветхого Завета на пороге уже вос­ходящего Нового.
«Песнь Богородицы» вместе с другими библейскими ветхоза­ветными песнями вошла в состав церковного богослужения с пер­вых веков христианства. В право­славном богослужении она поётся всегда на утрене перед 9-й песнью канона, с прибавлением к каждому стиху припева «Честнейшую херу­вим...». Этот высочайший образец библейской молитвенной прозы вдохновлял композиторов на всём протяжении истории музыки, сре­ди которых такие известные име­на как Себастьян Бах, Антонио Вивальди, Вольфганг Моцарт, Феликс Мендельсон и другие.
Около трех месяцев пребывала Пречистая Дева у своей родственницы, освящая праведное семейство Своим благодатным присутствием и, когда настало время рождения Предтечи Господня, возвратилась в дом свой, в город Назарет.
3.    Рождение Святого Иоанна Крестителя (Лк.1:57-80)
Согласно предсказанию Архангела Гавриила, праведная Елисавета в старости своей роди­ла долгожданного сына, и все род­ственники и соседи сорадовались с ней (Лк. 1:58). Святой Захария был священником в Иерусалимском Храме, и Иоанн Предтеча по закону наследства мог стать священником. Праведная Елисавета тоже проис­ходила из рода Аарона (Лк. 1:5) и, согласно преданию, была родной сестрой праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы.
В восьмой день, согласно за­кону Моисееву, надлежало обре­зать новорожденного младенца (Лев. 12:3) и наречь ему имя. В этот день собрались родные и «хоте­ли назвать его, по имени отца его, Захариею», но праведная Елисавета, вопреки общему мне­нию, сказала: «нет» и велела «на­звать его Иоанном» (Лк. 1:60).
Тогда все присутствующие об­ратились к священнику Захарии и знаками спрашивали его, как жела­ет он назвать своего сына. Захария, который все еще оставался немым, попросил дощечку и письменно подтвердил ре­шение жены: «Иоанн имя ему» (Лк. 1:63), что поразило всех присут­ствующих. В это же самое время, соглас­но предсказа­нию Ангела, к Захарии возвра­тился дар речи, и он, исполнив­шись Святого Духа, стал славить Бога, предвидя будущее служе­ние Иоанна в качестве Предтечи Мессии: «Благословен Господь Бог Израилев, что посетил на­род Свой и сотворил избавление ему, и воздвиг рог спасения нам в дому Давида, отрока Своего, как возвестил устами бывших от века святых пророков Своих, что спасет нас от врагов наших и от руки всех ненавидящих нас... И ты, младенец, наречешься проро­ком Всевышнего, ибо предъидешь пред лицем Господа пригото­вить пути Ему, дать уразуметь народу Его спасение в прощении грехов их, по благоутробному ми­лосердию Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше, про­светить сидящих во тьме и тени смертной, направить ноги наши на путь мира» (Лк. 1:68-80). Песнь Захарии — величествен­ный гимн будущему Мессии и Его Предтече в образах библейских пророчеств Исайи (40:3), Захарии (3:8; 6:12) и Малахии (3:1), а так­же архангельского благовестия (Лк. 1:13-17). Святой Захария, ссылаясь на ветхозаветные обе­тования, прославляет Бога, воз­вещает избавление народа Божия от врагов, которое совершит «рог спасения» - Мессия, а уверовав­шие «в святости и правде» бу­дут служить Ему. Новорожденный сын Захарии будет «пророком Всевышнего» и объяснит народу, что спасение состоит в «прощении грехов их».
Чудесные события поразили присутствующих, и слух о них пронесся по всей нагорной стране, а младенец Иоанн возрастал и «укреплялся духом».
Иоанн Креститель (евр. «Yohanan» — «Бог мило­стив», греч. Icodwrig) был последним пророком Ветхого Завета, но его иногда называют также пророком Завета Нового. На иконах Предтечу Господня иногда символически изображают с крыльями, в образе «Ангела пустыни», в соответствии с евангельским повествованием (Мк.1:1-3; Лк.7:17-29; Ин.1:19-27) и ветхозаветными пророчествами Исаии и Малахии, а также проро­чествами об Ангеле или вестнике, которого Господь пошлет перед ли­цем Мессии, чтобы приуготовить Ему земной путь (Мал.3:1; Ис.40:3). Иисус Христос сказал о нем, что он «больше пророка» и самый вели­кий из всех «рожденных женами» (Мф. 11:9-14).
Иоанн Креститель нес свое служение «в духе и силе» пророка Илии (Мал.4:5; Мф.11:14), жил
в пустыне Иудейской «до дня явления своего Израилю» (Лк. 1:80; 3:2) и проповедовал крещение покаяния для прощения грехов (Мк.1.4). Своим внешним видом и ревностью служения напоминал пророка Илию, носил «одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих», а пищей ему служили акриды и мед диких пчел (Мф.3:4; Мк.1:6).
Акридами, согласно мнению многих исследователей, названа разновидность саранчи (Лев. 11:21) или, по другому мнению, это были плоды рожкового дерева, которое в преданиях многих народов называли «хлебным деревом Иоанна». Получив откровение, Иоанн Предтеча указал на Иисуса Христа как на Агнца Божия, берущего на Себя грех мира (Ин. 1:29), и крестил Его в водах Иордана (Мф.3:13-17; Ин. 1:29-34).
Иоанн Креститель публично об­личал тетрарха Галилеи Ирода Антипу за то, что он вступил в связь с женой своего брата Иродиадой и за другие беззакония. Святой Пред­теча Господень по приказу Ирода Антипы был заключен в темницу и принял мученическую кончину через отсечение его честной главы (Мф.14:1-12; Мк.6:14-29).
Согласно древнему преданию, он был похоронен учениками в Севастии, столице области Самарии, а его честная глава, оставшаяся в ру­ках у Иродиады (Мф.14:11), потре­бовавшей ее в награду за танец свой дочери (Мф. 14:1-12), была трое­кратно обретаема в разных местах.
В наше время мощи святого Предтечи Господня, прославлен­ные многими чудесами и знаме­ниями, хранятся в разных частях мира. Самые известные из них: ча­сти главы в мечети Омейядов в Да­маске, в церкви Сан-Сильвестро- ин-Капите в Риме, в соборе в Амьене во Франции. Части мощей находятся также на горе Афон: в Русском Пантелеймоновом мона­стыре, в Иверском в монастырях Ватопед и Пантократор. Десница, которую святой Предтеча, по пре­данию, возложил на главу Иисуса Христа в момент Его Крещения в реке Иордан, находится в Цетиньском монастыре в Черногории.
Как мы читаем в одной из церковных молитв, Иоанн Креститель был светлой утренней звездой, которая предвещала утро благодатного дня, освещаемого духовным Солнцем Правды - Иисусом Христом (Мал.4:2). Праздник Рождества Иоанна Крестителя Православная Церковь отмечает за шесть месяцев до Рождества Христова, 24 июня/7 июля.
Мощи пророка Захарии вместе с мощами Иакова, брата Господня, и Симеона Богоприимца были об­ретены в 351 г. после видения от­шельнику Епифанию, жившему в долине Кедрон. Память об их об­ретении сохранил синайский «Палестино-грузинский календарь» X века и некоторые родственные ему грузинские манускрипты. Об их захоронении в одной гробнице у Масличной горы сообщал ар­хидиакон Феодосий, посетивший Святую Землю в 530 г., и другие христианские путешественники в своих интерариях.
Христианский паломник по имени Джеймс из Вероны сообщил в 1335 г., что видел в долине Кедрон старинную церковь и могилу пророка Захарии, примыкавшие друг к другу. Примечательно, что археологическое подтверждение того, что в ранний византийский период гробница Авессалома в Кедронской долине почиталась местом захоронения священника Захарии, отца Иоанна Крестителя, было обнаружено в 2003 г. изра­ильским археологом Джо Зиас (Joe Zias).
Надпись на фасаде гробницы на высоте девять метров от земли вы­полнена, по мнению ученых, в IV в. на византийско-греческом языке и состоит из 47 букв: «Это гроб­ница Захарии, мученика, святого священника, отца Иоанна». Поз­же был обнаружен еще один рас­положенный вертикально текст, упоминающий также Симеона Богоприимца и почти совпадающий со строками Евангелия от Луки (Лк.2:25), так как они писались в древнейшем греческом переводе Библии IV в., известном как Си­найский кодекс (Codex Sinaiticus). Рядом с соседствующей «гробни­цей Захарии» археологи обнару­жили руины древней византийской церкви.
Согласно православному преда­нию, мощи святых Захарии и Ели­саветы в 415 г. были перенесены из Иерусалима в Константинополь и помещены в храме рядом со Святой Софией, о чем сообщает «Аноним Меркати» - латинское описание Константинополя XII в. Возмож­но, часть мощей после обретения их в Кедронской долине была пе­ренесена в Севастию, столицу об­ласти Самария, где был похоронен их сын - святой Иоанн Креститель, - поскольку в 1185 г. их видел там паломник Иоанн Фока.
В настоящее время часть мощей святого Захарии хранится в мона­стыре Костамонит на горе Афон.
Горненский монастырь. История и современность
Монастырь обязан своим воз­никновением начальнику Русской Духовной Миссии архимандриту Антонину (Капустину), учёно­му-византинисту, скромному и бескорыстному труженику, ос­нователю «Русской Палестины». Внимательный взор отца Антонина давно устремлялся к этому свя­тому евангельскому месту, ото­ждествляемому с древних времен с жилищем пророка Захарии и праведной Елисаветы, однако зе­мельные владения в арабском тог­да поселке Айн-Карем давно уже были приобретены францискан­цами. Православные богомольцы из России, массово посещавшие Горний град Иудов, не имели воз­можности участвовать здесь в хра­мовом богослужении.
В октябре 1869 г., обозревая эти святые места вместе с Павлом Петровичем Мельниковым - Членом Государственного Совета, бывшим министром путей сообще­ния, - приехавшим для поклонения святым местам в Иерусалим, архи­мандрит Антонин увлек его своей идеей о приобретении здесь участ­ка в собственность Русской церк­ви. К тому времени араб-католик Хана Карло Джель-Яд (или Джель-Ляд), бывший драгоман француз­ского консульства, готов был про­дать участок земли с двухэтажным домом и садом Русской Духовной Миссии (РДМ) за 4 тыс. наполе­ондоров (порядка 20 тыс. рублей серебром) при условии получения «ордена от русского царя».
Земля стоила дорого, такой сум­мы у отца Антонина не было, но сам участок, расположенный по сосед­ству с католическим монастырем «Посещения», казался весьма цен­ным приобретением. Неоценимую помощь в привлечении средств на это благое дело оказал тогда П. П. Мельников, организовавший в Петербурге специальный комитет по сбору пожертвований.
В числе великодушных жертвователей оказались очень известные русские меценаты, такие как Н.И. Путилов, С. Поляков, братья Елисеевы, Карл Ф. фон Мекк, братья Полежаевы, О.Е. Путятина, Н.Г. Губонин, Н.И. Варшавский, Н.М. Журавлев, А.В Казаков, С.С. Поляков, М.Г. Горбов, И.Д. Бусурин, Б. и С. Перовские и другие. Помощь архимандриту Антонину оказал также простой русский народ, внеся свою посильную лепту на благоугодное дело. А сам араб, продавший участок, вместо царского ордена получил только медаль.
Купчая была оформлена в полной секретности 16 февраля 1871 г., а в октябре 1873 г. официально утверждена. Местные арабы русские владения стали сразу же называть «Московией».
Приобретенная недвижимость, состоящая из нескольких смежных участков, купленных отцом Антонином в разное время и зарегистрированных на разные лица, в 1889 г. была оформлена в виде шариатского «вакуфа», позволяющего передавать собственность на религиозные или благотворительные цели.
Общая площадь территории будущей обители была самым большим владением Русской Церкви в Святой Земле и составляла 360 тыс. кв. метров, однако при строительстве в 1961 г. госпиталя Хадасса и подъездной дороги к нему значительная часть монастырской территории отошла в муниципальное пользование. В настоящее время площадь монастыря составляет 228 тыс. кв. метров.
Вскоре небольшая территория францисканского монастыря с трех сторон была окружена обширными русскими владениями. Архимандрит Антонин сразу приступил к действию, высадив пять тысяч виноградных лоз, кипарисов, великое множество масличных, миндальных и других деревьев, построил странноприимный дом для русских паломников. Проявил также заботу об арабских семьях из поселка Айн Карим, обратившихся в это время из католицизма в православие, устроив для них в 1880 г. домовую церковь, и выхлопотал у греческого Патриарха для них арабского священника. Богослужения первоначально совершались в палатке в саду, а потом в двухэтажном доме РДМ.
Создавая Горненскую жен­скую монашескую общину, отец Антонин связывал с ней особые надежды устроить ее по уставу древнего скитского жительства, не закрепляя за ней строгого мо­настырского устава. Будущая оби­тель должна быть возглавляема Самой Богородицей, как «жребий Божией Матери» и «прекрасный рай Божий», «без игуменьи, без казначеи, без благочинных и тому подобных формальностей...» с на­значением лишь старшей сестры, находящейся в подчинении и по­слушании Начальника Русской Духовной Миссии. Создавая эту совершенно отличную по самому строю и стилю от обычных обще­жительных монастырей России общину, отец Антонин пытался из­бежать в ней пагубного для мона­шеского духа казарменного быта и иерархической официальности, предполагая в ней право на челове­ческую индивидуальность.
Мудрый архимандрит планиро­вал в дальнейшем собрать здесь об­разованных русских женщин, вы­шедших из среды интеллигентных сословий и по разным причинам не нашедших себе места в обителях России. Их должно было привле­кать сюда искреннее желание все­цело посвятить себя Богу и молит­венно-созерцательной жизни, что­бы они смогли «в полной и невозму­тимой тишине духа окончить дни своей тревожной жизни».
Способствовать этой идее должна была и сама обстановка: тишина и святость места вдали от городского шума и суетности мирской жизни, рассеянные по всей огромной территории уединенные каменные домики-кельи. Вдохновением для молитвы собранных здесь отцом Антонином « именитых русских отшельниц» должна была служить молитвенная песнь Богородицы: «Величит душа Моя Господа».
Окончательные правила для Горненской женской общины, ко­торая в административном отноше­нии подчинялась Начальнику РДМ, были утверждены Святейшим Синодом уже после смерти архи­мандрита Антонина, 24 июля 1898 г. с внесением в них некоторых из­менений. Эта дата считается вре­менем основания монастыря.
При поступлении в «Горнюю» обитель новая насельница вносила определенную сумму на счет Русской Миссии в Иерусалиме, от которой получала свой земельный надел, и на свои средства должна была построить домик-келью, благоустроить пространство вокруг него, развести сад и обязательно посадить кипарис и миндаль. Эта индивидуальность планировки видна до сих пор и придает монастырю неповторимый и привлекательный вид, органично вписываясь в местный ландшафт.
Первой русской поселянкой в «Граде Иудовом» стала инокиня Павла, известная своим строгим подвижничеством и благочестивой жизнью. В Горненской обители бережно хранится предание, что она первоначально одиноко подвизалась в пещерке, перенося все тяготы и невзгоды ради богомыслия и безмолвной молитвы. Со временем по ночам ее стала тревожить гиена, пытаясь выжить из пещеры.
На территории Израиля и сейчас водятся полосатые гиены (Hyaena striata). Этот зверь, хищник-одиночка, небезопасен для человека. В один из приездов в эти места архимандрита Антонина подвижница рассказала ему о своих затруднениях. Тогда отец Антонин благословил ей переселиться в новопостроенный домик с подземной цистерной для дождевой воды.
Вокруг ее домика стали селится русские инокини и простые женщины, искавшие богоугодной жизни. Обустроенная пещера инокини Павлы с остатками человеческого обитания в ней сохранилась до нашего времени, но за монастырской оградой. Горненские сестры, спускаясь вниз за водичкой к источнику Девы Марии, посещают иногда эту историческую сейчас пещеру - место уединенного жительства первой Горненской подвижницы. Пещера расположена с правой стороны дороги, ведущей от источника во францисканский монастырь «Посещения». А слева от дороги в стене находится небольшая частная калитка, ведущая в Горненский монастырь.
24 мая 1881 г. Горненскую обитель в «оливковой роще» по­сетили члены императорской се­мьи, совершавшие паломничество в Святую Землю: великие князья Сергей и Павел Александровичи и Константин Константинович, ко­торых сопровождал по своим вла­дениям сам архимандрит Антонин.
16 июня 1880 г. архимандрит Антонин выбрал место для по­стройки небольшого храма на ниж­ней террасе крутого склона и разра­ботал для него несложный архитек­турный проект. Матушка Леонида, одна из первых «поселянок» Горенской обители, отправилась в Россию для сбора пожертвований на его строительство. Каменная церковь под руководством Илиаса Джирьеса была построена за два строительных сезона (1880-1881 гг.). Ее строительство, на которое было потрачено 300 наполеондо­ров (1,5 тыс. рублей серебром), и последующее освящение достави­ло отцу Антонину немало хлопот из-за трений как с францисканца­ми, владеющими прилегающим Участком, так и с Иерусалимской Йатриархией.
Небольшая церковь в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы была построена в ви­зантийском стиле. Над ней возвы­шается восьмигранный световой барабан, покрытый полусферой. Храм освятил сам отец Антонин 14 февраля 1883. Позже, 30 мар­та, местоблюститель Патриаршего престола архиепископ Никифор, ставший впоследствии митрополитом Петры Аравийской, совершил его полное освящение.
Несколько позже, отдельно и также по проекту архимандрита Антонина, выше по склону была выстроена высокая остроконечная колокольня, колокол для кото­рой весом в 41,5 пуда был подарен Ф.Н. Самойловым. Монахиня Леонида заказала в России иконо­стас и всю необходимую утварь, добровольным по­жертвованиям рус­ских паломников. Финансовую по­мощь оказывало так­же Императорское Православное Палестинское Общество. Монашеская общи­на росла в своем численном составе и духовно крепла, склон расцветал садами. В 1889 г. было построено 14 домиков-келий, а в 1894, в год кончины архимандрита Антонина, домиков с цистернами для воды было уже 43, кроме них существо­вала уже ризница, трапезная, два отдельных дома для приема палом­ников и шесть других зданий, пере­шедших в собственность общины, которая состояла из 81 насельни­цы. Отец Антонин тоже имел здесь свой домик, который завещал сво­ей духовной дочери и воспитанни­це - сироте Софье Константиновне Апостолиди. Дом, где жила юная Апостолиди, Горненские сестры долго потом называли «домом Софьи-Гречанки».
На самой вершине горы, на высоте 844 м над уровнем моря, в части, принадлежавшей монастырским                               владениям,
была построена двухъярусная сторожевая башня, которая служила иногда отцу Антонину астрономической обсерваторией. Здесь он часто проводил ночи с ручным телескопом, наблюдая за небом. Занятия астрономией были его любимым досугом, и увлекался он ими до самой смерти. Башня, которую сразу стали называть «Башней Антонина», и сейчас стоит одиноко на вершине горы Ора, но уже за монастырской оградой, поскольку после строительства больницы Хадасса в 1961 г. и подъездной дороги к ней значительная часть верхних монастырских владений отошла в муниципальное пользование.
Построенный отцом Антонином Казанский храм стал связующим звеном всей общины и объединил всех сестер в молитвенном подви­ге, однако первые выборы «стар­шей сестры», которой стала ма­тушка Рахиль, вызвали настроения, для пресечения которых потребо­валось даже вмешательство гене­рального консула в Иерусалиме А.Г. Яковлева. В 1898-1918 гг. старшей сестрой стала монахиня Валентина, при которой обитель достигла расцвета. Ее стараниями были созданы иконописная и золо­тошвейная мастерские.
В 1910 г. при начальнике РДМ архимандрите Леониде (Сенцове) были начаты работы по возведе­нию вместительного собора во имя Живоначальной Троицы на деньги императорской семьи и пожертво­вания простого русского народа, однако его строительство было прервано после 1914 г. по причи­не начавшейся Первой мировой войны. В недостроенном виде со­бор простоял почти сто лет и толь­ко в 1997 г., когда Святую Землю посетил патриарх Алексий II по случаю юбилея 150-летия РДМ в Иерусалиме, было получено благо­словение на достройку храма.
Восстановительные работы не начались сразу в связи с долгим процессом ожидания разрешения от мэрии города. В настоящее время этот величественный пятикуполь­ный собор уже построен и благо­лепно украшен.
Собор во имя Всех Святых в земле Российской проси­явших был освящен 12 ноября 2012 г. Патриархом Московским и всея Руси Кириллом в ходе его офици­ального визита в Иерусалим. В 2007 г. на фасаде собора были установ­лены мозаичные иконы Пресвятой Богородицы, Иоанна Крестителя, «Целование Девы Марии и правед­ной Елисаветы», а в верхней части собора - небольшие изображения Господа Вседержителя и страсто­терпца царя Николая. Авторами уникальных мозаик, отражающих вместе с византийским стилем и традицию русского искусства, были известные художники-мо­нументалисты А.Д. Корноухов и И.Л. Лубенников. Большинство икон в храме было написано в пре­красном византийском стиле в мо­сковской мастерской иконописицы Наталии Чикризовой. Список с ико­ны Божьей Матери «Иверской» был привезен со Святой Горы Афон.
В 1914 г., во время Первой ми­ровой войны, в монастыре на­ходилось около двухсот мона­хинь, которым, за исключением самых старых и немощных, по требованию оттоманских вла­стей пришлось покинуть обитель и переехать в Александрию, от­куда они вернулись после заня­тия Палестины Великобританией в 1918 г. Особое попечение и за­боту Горненским «беженкам» оказал тогда Александрийский Патриарх Фотий, предоставив им храм для ежедневной молитвы. В Александрии в 1918 г. скончалась старшая сестра Горненской общи­ны монахиня Валентина.
С 1920 г. из-за отсутствия связи с Московским Патриархатом Горненский монастырь, как и вся Русская Духовная Миссия, находился в подчинении Русской Православной Церкви Заграницей. В этот период архиерейский Синод поставил во главе общины настоятельницу в сане игуменьи, которой стала монахиня Тавифа I (Минина), управлявшая обителью до 1945 г. В эти годы монастырь пополнился русскими монахинями- эмигрантками, бежавшими в Бессарабию, оттуда в Сербию, а затем в Святую Землю. Несколько сестер из числа послушниц были арабками по происхождению. Жители палестинского поселка Тайбе, который отождествляют с библейской Офрой (Нав. 18:23), а в Новом Завете с селением Эфраим (Ин. 11:53-54), помнят, что православный храм в их деревне, построенный в 1927 г. на развалинах древней византийской церкви, расписывали Горненские монахини.
После визита в Святую Землю Святейшего Патриарха Алексия I в 1945 г. часть сестер пожела­ла воссоединиться с Московской Патриархией. В монастыре в этот период возникли многие не­строения. Образованное в 1948 г. государство Израиль вернуло Московскому Патриархату все, находившиеся на его территории храмы, в том числе Горненский монастырь. Игуменья Елисавета (Ампенова), возглавлявшая неко­торое время Горненскую обитель, с двадцатью сестрами, не желав­шими оставаться в подчинении МП, уехала, и после долгих скитаний обосновала в предместье Лондона Благовещенский женский монастырь.
В период арабо-еврейской войны (1947-1949 гг.) и выселения арабского населения из посел­ка Айн-Карем отрядами еврей­ской Хаганы, около ста насель­ниц Горненской обители бежали в Иорданскую часть Палестины, и только небольшая часть из них вернулась потом обратно. Все се­стры, имевшие арабское проис­хождение, опасаясь репрессий, покинули обитель и больше не воз­вратились. Часть уехавших тогда сестер осталась в русском мона­стыре на Елеонской горе, еще дру­гая часть осела в Чили, где они в 1958 году стараниями архиеписко­па Леонтия (Филипповича) осно­вали Успенский монастырь, суще­ствующий до сих пор.
В августе 1955 г. по благо­словению Патриарха Алексия I (Симанского) в Горненский мона­стырь с целью пополнения числа насельниц прибыла первая группа монахинь из СССР. В пасхальные дни 19 мая 1983 г. обитель была потрясена убийством двух монахинь Вероники и Варвары, матери и до­чери. После их мучениче­ской кончины часть мона­стырской территории была ограждена высокой камен­ной стеной. В 1987 г. митрополитом Минским и Белорусским Филаретом был освящен пещерный храм в честь Рождества св. Иоанна Предтечи, который стал третьей церковью монастыря. В пещеру ведет спуск из двух пролетов каменной лестницы. В глубине пещеры находится небольшой ка­менный храм, выложенный внутри обделочным камнем, вместо ико­ностаса - простая металлическая преграда. В этом маленьком храме, основанном в естественной пеще­ре, часто проводятся ночные бо­гослужения, особенно в дни, свя­занные с почитанием св. Иоанна Крестителя. Во дворе, перед вхо­дом в храм, на стене в ряд располо­жены житийные мозаичные иконы: Благовестие Захарии о рождении Иоанна Предтечи, Зачатие Иоанна Предтечи и Бегство Елисаветы с Иоанном Предтечей в пустыню. Пещерный храм вплотную при­мыкает к территории францискан­ского монастыря «Посещения», которому принадлежит часть есте­ственной пещеры, где, по древне­му преданию, находился дом пра­ведных Захарии и Елисаветы.
В настоящее время Горненский монастырь возглавляет Игуменья Георгия (Щукина). Матушка Георгия родилась в Ленинграде в 1931 г. В Великую Отечественную войну пережила блокаду Ленинграда, потерю родителей — многие испытания выпали на ее долю. Монашескую школу она проходила с 1949-1989 гг. в Свято- Успенском Пюхтицком монасты­ре, с временным переходом в 1955- 1968 гг. в Виленский монастырь в Литве.
С 1989 г. занималась восста­новлением монастыря св. правед­ного Иоанна Кронштадтского на Карповке в Санкт-Петербурге. В 1991 г. возведена в сан игуменьи Святейшим Патриархом Алексием II и направлена в Горненский мо­настырь, став, таким образом, восьмой его настоятельницей.
Ее славными предшественница­ми были: первая настоятельница монахиня Валентина (1898-1919 гг.), игуменья Тавифа I (1920- 1945 гг.), игуменья Афанасия (Лысенкова, 1950-1955 гг.), игу­менья Михаила (Корчагина, 1956- 1960 гг.), игуменья Тавифа II (Дмитрук, 1960-1966 гг.), игуменья Софрония (Ребий, 1966-1982 гг), игуменья Феодора (Пилипчук, 1983-1986 гг.). С 1986-го по 1991 год обязанности игуме­ньи исполняли благочин­ные монахиня Екатерина (А.Д. Сорокина), мо­нахиня Елена (А.С. Лошкарёва) и монахи­ня Гавриила (Мария Глухова).
В Горненской оби­тели подвизается около восьмидесяти сестер, которые кроме участия в храмовых богослужениях и мо­литвенного правила, исполняемого в собственной кельи, несут послу­шания в трапезной, иконописной, швейной мастерской, ризной, би­блиотеке, продают сувениры и пе­кут просфоры. Также несут труды деятельного служения ближним по приему и размещению палом­ников в небольших монастыр­ских гостиницах и сопровожда­ют их по святым местам Израиля, Палестинской автономии, Синая и Иордании.
Осенью, после первых дождей, насельницы активно участвуют в сборе маслин в большом монастырском саду. Горненские монахини несут послушания также в Миссии и на других участках- подворьях РДМ: в Хевроне, Яффе, Хайфе, Иерихоне, в Магдале, а также в Странноприимном доме на месте Крещения Господня в Иордании. У сестер обители особая миссия молитвенного предстательства за Святую Русь, они молятся за родных и близких, за совсем незнакомых людей, живых и усопших, у святых мест, главным образом у самой великой святыни - Гроба Господня, ночные богослужения у которого редко проходят без Горненских матушек.
Особые праздники монастыря
1. Праздник Целования Пресвятой Богородицы и пра­ведной Елисаветы
Этот особенный, радостный и исключительно Горненский празд­ник, называемый иногда Вторым Благовещением и посвященный памяти Посещения Пречистой Девой Марией святой праведной Елисаветы во граде Пудовом, или их Встрече, был установлен указом Святейшего Синода от 5 августа 1883 г. по прошению архимандри­та Антонина. Сам отец Антонин составил для него праздничные стихиры и тропарь с кондаком.
«Дево    Безневестная и Мати Всечистая, приемши от Архангела благовещение, со тщанием востекла ecu в Горняя, и целовавши южику Твою, всечестную Елисаветь, Материю Господа от сия наречена была ecu, и возвеличила возвеличившого Тя Господа: Благословенна Ты в женах, и благословен Плод чрева Твоего», - поется в тропаре праздника.
Праздник отмечается обычно 30 марта/12 апреля, на пятый день после Благовещения, и, несмотря на то, что чаще всего это день приходится на время Великого поста, богослужение проходит, согласно указу Синода, по благовещенской главе Типикона, включая Литургию святителя Иоанна Златоуста. В случае если праздник приходится в период от Лазаревой субботы до Пасхи, он переносится на пятницу Светлой седмицы, на день празднования иконы Божией Матери «Живоносный Источник».
Каждый год, согласно сло­жившейся многолетней тра­диции, накануне праздника из Свято-Троицкого собора РДМ в Иерусалиме в Горненскую обитель торжественно переносится чтимая икона Благовещения Пресвятой Богородицы. Икону встречает ма­тушка игуменья с сестрами мона­стыря у источника Божией Матери в Эйн Кареме. На встрече присут­ствует епископ - представитель Иерусалимского патриархата, - Начальник Русской Духовной Миссии и огромное число прихо­жан и паломников.
Отсюда крестным ходом, под звон колоколов, с пением тропаря праздника по дорожке, украшенной живыми цветами, собранными руками сестер обители, икона Торжественно переносится в Казанский храм. По пути к храму ее несут, сменяясь поочередно, сестры обители. В храме для иконы приготовлен особый киот с покрывалом наподобие голубой мантии, к которому прикреплен Игуменский жезл — символ духовной власти.
Икона остается в Горней оби­тели три месяца в память трехме­сячного пребывания Пресвятой Девы в гостях у пророка Захарии и праведной Елисаветы. Образ уста­навливается на игуменском месте, а земная настоятельница смиренно стоит позади иконы. В этот пери­од считается, что игуменьей мо­настыря является Сама Пресвятая Богородица. Сохранилась тради­ция, когда сестры, желая получить благословение, сначала подходят к иконе Благовещения, а толь­ко потом идут к настоятельни­це монастыря. В день праздника Рождества Иоанна Предтечи так же торжественно икона переносит­ся обратно на свое постоянное ме­сто в Троицкий собор РДМ.
Воспоминание евангельского события Посещения Пресвятой Девой Марией праведной Елисаветы в Византийской Церкви было приурочено к празднику «Положения честной Ризы Богородицы во Влахерне». В католической церкви этот праздник появился значительно позже, в 1263 г. в среде францисканцев, а потом через них распространился на всем западе и был утверждён Папой Урбаном VI в 1389 г. как общепринятый во всей католической церкви.
2. Праздник в честь Казанской иконы Божией Матери
Престольный праздник обители в день Казанской иконы Божией Матери отмечен особым событием, которое свидетельствует о том, что над местом, освященным трехмесячным пребыванием Пресвятой Девы, простирается Ее небесный Покров и заступничество.
Вспыхнувшая в 1914 г. Первая мировая война тяжело отразилась на положении Горненской обите­ли. По решению турецких властей часть Горненских сестер в числе других шестисот русских бежен­цев были вынуждены уехать в Александрию. Оставшиеся мона­хини мужественно переносили все испытания судьбы. В эти тяжелые годы, когда связь с Россией была прервана и денежные средства не поступали, ради насущного хлеба они были вынуждены ежедневно ходить на самые тяжелые и низко­оплачиваемые работы. В 1915 г. в Иерусалиме и окрестностях начал­ся голод, и вспыхнула эпидемия холеры, которую смиренные тру­женицы затем нечаянно занесли в монастырь. Болезнь распространя­лась быстро, сестры умирали одна за другой. Многие находились уже в смертельной агонии, другие толь­ко начинали болеть. От этой жесто­кой болезни в обители умерло во­семь сестер. В монастыре имеется отдельное «холерное» кладбище, где покоятся монахини, умершие от этой страшной болезни.
Находясь в таком тягостном и почти отчаянном положении, монахини решили прочитать в храме акафист Казанской иконе Божией Матери, с верою и слезами прося помощи у Небесной Заступницы. В общецерковной практике акафист принято читать на богослужении в храме или дома однажды в день. Находившиеся в глубокой скорби Горненские монахини прочитали его двенадцать раз подряд, и, возможно, это был единственный случай во всей истории Церкви.
После двенадцатикратного про­чтения акафиста случилось чудо: висевшая на северной стене солеи, рядом с иконостасом, небольшая икона Казанской Божией Матери на глазах изумленных монахинь сошла со своего места.... От иконы был глас, что с этого дня обитель будет спасена от эпидемии. После этого великого чуда ни одна из сестер не умерла уже от этой же­стокой болезни, а все те, которые были больны, внезапно выздоро­вели. С того времени в благодар­ность Царице Небесной за спасе­ние сестер от неминуемой гибели и за Ее милостивое заступничество в будущем установлен обычай: 21 июля, в день летнего празд­нования Казанской иконы, после Всенощного бдения двенадцать раз прочитывать акафист перед чудотворным образом. Эта заме­чательная традиция сохраняется в обители до настоящего времени.
Сама чудотворная икона Казанской Божией Матери находится сейчас в деревянном резном киоте, установленном непосред­ственно перед правым клиросом.
Кроме этой святыни в Казанском храме сохранилось много старых икон, написанных сестрами оби­тели, а также есть иконы и хоруг­ви, искусно вышитые жемчугом, бисером и украшенные драгоцен­ными камнями. Монастырские мастерицы изготовляли также прекрасные хоругви из бархатной ткани, «низанные» жемчугом, ко­торые и сейчас украшают храм. На южной стене храма находится большая икона Казанской Божией Матери, писаная рукой известной монахини-иконописицы Сергии (Трофимовой), духовной дочери игумена Серафима (Кузнецова), который привез мощи великой княгини Елисаветы Федоровны из Алапаевска в Иерусалим. На ико­не сохранились ее подпись с датой 1940 г. и упоминание о том, что икона была написана при игуменье Тавифе I.
С южной стороны от входа в Казанский храм установлена часть камня, отколотого и перенесенно­го с места, расположенного на пол­пути между монастырем «Святой Иоанн в пустыне» и Эйн Каремом. Большая белая «Скала Иоанна Предтечи» во времена архиман­дрита Антонина (Капустина) по­читалась паломниками и жителями окрестных арабских деревень как место первой проповеди святого Иоанна Предтечи.
С северной стороны от входа в храм находится мраморная колон­на, единственный археологиче­ский артефакт, обнаруженный на территории монастыря и доказыва­ющий существование здесь более древних построек. Снаружи храм украшают иконы: Благовещения, «Целование Мариино», св. проро­ка Захарии и праведной Елисаветы работы художницы-иконописицы Марины Григорян. Иконы эти вы­полнены редкой техникой «май­олики», благодаря чему краска на иконе не выгорает на солнце и не смывается дождевой водой.
Горненские мученицы
19 мая 1983 г., в Пасхальный период, когда все православные христиане приветствуют друг друга радостным восклицанием: «Христос Воскресе!», в Горненской обители произошло трагическое событие, встревожившее сердца верующих не только в Иерусалиме, но и далеко за его пределами. Вечером этого дня были жестоко убиты в их собственной келье мать и дочь, две монахини: Варвара и Вероника (Василенко).
Утром следующего дня сестры, обеспокоенные их отсутствием на богослужении в храме, обна­ружили их бездыханные, залитые кровью тела, распростертые на полу кельи, в которой они вместе проживали. Проведенная впослед­ствии медицинская экспертиза установила, что их кончина на­ступила около 9 часов вечера 19 мая от нескольких ножевых ран. Престарелая монахиня Варвара умерла сразу, а ее родная дочь, монахиня Вероника, возможно, пыталась защитить себя, страдала долго, поскольку на её теле обна­ружили девять ножевых ран.
Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архиман­дрит Пантелеймон (Долганов) немедленно сообщил о произо­шедшем в официальные инстанции Израиля. Срочно приехавший ме­дицинский эксперт из Тель-Авива доктор Блок подтвердил убийство. Полиции удалось найти убийцу, им оказался молодой израильтя­нин, который признался в совер­шенном злодеянии. Израильский суд, о времени которого Русскую Духовную Миссию не уведомили, признал убийцу психически боль­ным... Похороны мучениц стали великим христианским торже­ством, поскольку святая Церковь с древнейших времен почитает му­чеников как особых заступников за людей перед Богом, а их без­винно пролитая кровь была и оста­ется во все времена благодатным семенем христианства. Патриарх Иерусалимский Диодор в теле­грамме Святейшему Патриарху Пимену назвал убиенных сестер «мученицами нашего времени». На отпевании убиенных монахинь присутствовало несколько право­славных епископов, множество священников и христиане дру­гих конфессий. В Москву на имя Святейшего Патриарха Пимена со всего мира поступили многочис­ленные телеграммы с соболезнова­ниями.
Монахиня Варвара, в миру Евфросиния Петровна Василенко, родилась 23 мая 1915 г. в деревне Слобода Смоленской области. После того как ее муж, Платон Семенович Василенко, погиб в годы Великой Отечественной войны, она, оставшись вдовой, вместе со своей семнадцатилетней тогда дочерью Евфросинией поступила в 1960 г. в Рижский Свято-Троице-Сергиев монастырь, где приняла монашеский постиг с именем Варвара. В том же году она вместе с дочерью в числе других сестер приехала на послушание в Горненскую обитель на три года. Затем они вместе возвратились в Преображенскую пустынь недалеко от Риги, а в 1967 г. были направлены уже на постоянное послушание в Святую Землю.
Евфросиния - младшая, в Горней обители была по­стрижена в мантию с именем Вероника. Здесь она самосто­ятельно по учебникам выучи­ла иврит, которым свободно пользовалась, прекрасно знала богослужебный Устав, несла послушание регента. Годы, которые Господь благословил провести будущим мученицам в Святой Земле, проходили в молитве, верном исполне­нии данных ими монашеских обетов, служении ближнему и по­вседневных монастырских тру­дах на нужды обители и Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.
За свою праведную жизнь они сподобились принять мучениче­ский венец у стен Иерусалима, по­полнив собою число новомучени­ков Российских и новомучеников Святой Земли. Неся свет доброде­тельной жизни, они сподобились быть поставлены на свещнице - да светят всем. На их скромных мо­гилах многие сестры и благоче­стивые паломники получают под­держку и утешение в скорби. Были отмечены также случаи чудесных исцелений по их молитвенному предстательству.
После мученической кончины монахинь вокруг монастыря, существовавшего до сих пор без ограды, была воздвигнута каменная стена и установлены ворота.
От Казанского храма длинная каменная лестница ведет вниз на монастырское кладбище, где по­гребены убиенные монахини. Два светло-бежевых креста над их по­читаемыми могилами особо выделяются среди других белокамен­ных. Между могилами «мучениц нашего времени» теплится одна об­щая неугасимая лампада и растут цветы, посаженные заботливыми руками сестер. Нескончаемой ве­реницей тянутся паломники, что­бы зажечь свечу и почтить молит­вой их светлую память.
На соседнем кладбище рядом похоронены две родные сестры, монахини-иконописицы Сергия и Анастасия (Трофимовы), духов­ные дочери игумена Серафима (Кузнецова) привезшего мощи великой княгини Елисаветы Федоровны и ее келейницы Варвары из Алапаевска в Святую Землю. После кончины игуме­на Серафима в 1959 г. обе сестры переселились в Горненский мона­стырь, где скончались в 1968 году.
Аллея архимандритов
С восточной стороны Казанского храма, на открытым воздухе, расположена необычная для архитектуры монастырей гале­рея бывших начальников Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, великих русских тружеников в Святой Земле. Мемориальная аллея была оформлена в 1997 году в честь 150-летнего юбилея РДМ в Иерусалиме. Скульптурные бюсты выполнены известным московским скульптором Зурабом Церетели.
В самом центре установлен бюст основателя Горненской об­щины - архимандрита Антонина (Капустина) (1865-1894 гг.).
Архимандрит Антонин был чет­вертым Начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, трудами и заботами которого было создано уникальное достояние, на­зываемое в наше время Русской Палестиной - целая плеяда хра­мов, монастырей, паломнических приютов, школ для арабских детей и земельных участков. Самыми значимыми из приобретенных им 13-ти земельных участков были: дуб Мамврийский в Хевроне, гроб­ница праведной Тавифы в Яффе, участок в Эйн Карем, отождествля­емый с Горним градом Пудовым, в Гефсимании, на горе Елеонской, в Иерихоне и Тивериаде.
Архимандрит Антонин активно занимался археологическими рас­копками, среди которых особо вы­деляется обнаруженный им Порог Судных врат на Александровском подворье в Иерусалиме. Кроме того, отец Антонин был всесторон­не образованным человеком, одно­временно ученым византинистом и дипломатом, археологом и архи­тектором, священником и поэтом, увлекался астрономией и нумизма­тикой, был знатоком нескольких европейских и восточных языков.
Архимандрит Порфирий Успенский (1947-1953 гг.) был инициатором и организатором Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и ее первым начальни­ком, ученым востоковедом, актив­ным первопроходцем в деле про­свещения местного православного арабского населения. Его ближай­шим помощником в этот период был иеромонах Феофан (Говоров) - будущий святитель, затвор­ник Вышенский. Архимандрит Порфирий совершил несколько на­учных поездок по святым местам Ближнего Востока, откуда привез в Россию обширную коллекцию древних книг и рукописей.
Архимандрит     Леонид Сенцов (1903-1917 гг.) был девятым начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, продолжателем дела отца Антонина и приобрел значимые участки: на горе Кармил в Хайфе, в Магдале, на побережье Галилейского озера, в Кане Галилейской и Назарете. Его стараниями было начато строительство храма в честь святых Праотцев в Хевроне и сооружение большого собора в Горненском монастыре.
Горненский монастырь - тихий уголок Святой Руси на земной ро­дине Спасителя, в котором, со вре­мен основания ее архимандритом Антонином (Капустиным), даже в самые тяжелые годы безбожного лихолетья не прерывалась молит­ва. Это место таинственной встре­чи двух великих евангельских Жен, славящих Бога, и делящихся друг с другом величайшей мессианской радостью Благовещения и благовестия. В наши дни, посещавшие это святое место паломни­ки, возвращаясь домой, с апостоль­ской ревностью делятся со своими родными и близкими радостью этой встречи.
 

Похожие записи