Святыни Израиля - Храм Гроба Господня

Храм Воскресения Христова, более известный как храм Гроба Господня (лат. Sanctum Sepulchrum, евр. Knesijat ha-Kewer, араб. Kaneesatu al-Qeyaamah, или «Святое Воскресение»), са­мый главный и самый священный храм для всех последователей Христа во всем мире, расположен в Христианском квартале севе­розападной части Старого горо­да Иерусалима. Название «Храм Гроба Господня», общеприня­тое в современных описаниях Иерусалима, имеет позднее запад­ноевропейское происхождение (от лат. «sepulcrum» - могила, гробница). Православные греки и арабы до сих пор называют храм перво­начальным его именем «Храм Воскресения».
В этот священный храмовый комплекс можно пройти со стороны Яффских ворот (евр. Sha’ar Jafo, араб. Bab al-Chalil) через улицу Давида (David Street), от которой первый поворот налево ведет на Христианскую улицу (евр. Ha’Notzri). Далее следует повернуть с нее направо на улицу Св. Елены (St. Helena) и пройти через небольшие ворота, где можно выйти на замкнутый дворик - атриум, расположенный напротив входа в Храм. Со стороны Дамасских ворот (евр. Sha’ar Sh’khem, араб. Bab Alamud) можно попасть в него, проходя по улице Сук Хан аз-Зейт (Souq Khan el-Zeit), а со стороны Новых ворот (евр. HaSha’arHeChadash, араб. Bab ij-Jdїd) - по улице св. Франциска (St. Ftancis Street) и Христианской.
Храм Воскресения являет­ся важнейшим местом евангель­ских событий, главным центром христианского паломничества и великолепным древним архитек­турным образцом церкви-мартирия. Храм Воскресения Христова величественен и огромен. Его своды способны вместить около 10 тысяч человек. В здании это­го грандиозного храма-мавзолея хранятся величайшие святыни, каменные свидетели Распятия, Погребения и Воскресения Иисуса Христа - Святая Гора Голгофа и Живоносный Гроб Господень. Сама священная Пещера - Гроб Спасителя, откуда воссиял миру свет Христова Воскресения, - за­ключена в мраморной часовне, называемой Кувуклией стоящей посреди круглой Ротонды. Храм Воскресения Христова с двумя огромными серыми куполами и срезанной колокольней во вну­треннем пространстве отображает смесь различных архитектурных стилей и заключает в себе около 30 часовен и мест поклонения.
В настоящее время Храм Воскресения Христова включает в себя древнюю Ротонду, в кото­рой находится Кувуклия (часов­ня с Гробом Господним), верши­ну Голгофы с местом Распятия, Кафоликон, являющийся кафе­дральным собором Иерусалимской Православной Церкви, подземный храм Обретения Животворящего Креста, храм святой равноапо­стольной царицы Елены, множе­ство престолов и приделов, не­сколько монастырей, ряд вспомо­гательных помещений и галерей.
Храм - памятник и каменный свидетель Искупительной жертвы Иисуса Христа, Его Крестных страданий, Смерти и последующего Воскресения во славе несет на себе следы многочисленных пожаров и землетрясений, жестоких разрушений и восстановлений на протяжении более полутора тысяч лет. Следы разрушений отражают многовековую историю Иерусалимской Церкви, которая существовала на этой земле, раздираемая войнами и насилием, прошла через горнило страдании и испытаний, сохраняя, однако, внутреннюю силу и надежду на непременное исполнение Божьих обетований.
Возведение храма Воскресения после обретения на этом месте
евангельских святынь стало важ­нейшим событием в истории все­го христианского мира и главной реликвией сакральной топогра­фии Иерусалима. Несмотря на ряд разрушений, храм оставался в руках христиан с момента его возведения, богослужения в нем практически не прекращались, и не прекращалось паломничество. Архитектурный ансамбль храма Воскресения уникален еще и тем, что охватывает собой очень слож­ный участок рельефа, значительно измененный при первоначальном строительстве. Со времен кресто­носцев храм, в основном, остал­ся без существенных изменений, однако его внутреннее убранство из-за произвола реставраторов зна­чительно утратило свой прежний блеск. Большинство старых камен­ных плит и древних колонн в хра­ме не потерялись, они были вмон­тированы в очередные постройки и заново служат в качестве средства преемственной связи между исто­рическими эпохами и для передачи сакрального смысла.
Первое паломничество к это­му свято хранимому месту совершилось в тот памятный первый день недели, когда святые Жены- мироносицы, купив ароматы, приш­ли рано утром, на рассвете, и увиде­ли камень отвален и Гроб пуст, и не нашли в нем Тела Господа Иисуса Христа. Потом пришли Апостолы и другие ученики, а вслед за ними, непрестанно, вплоть до наших дней идут бесчисленные христианские паломники, слезами любви и уми­ления омывая порог этого священ­ного храма. Миновали столетия, сокрушались царства, возникали и исчезали со страниц истории племена и народы, а святой Гроб Господень, не смотря на все его варварские разрушения, оставал­ся неизменным, мера его святости и благодатная сила воздействия на верующих никогда не скуднела. Когда мир безмятежно спит есте­ственным и духовным сном, святогробский монах, из года в год просыпаясь посреди ночи, спе­шит к Живоносному Гробу, что­бы возжечь лампады, совершить Божественную Евхаристию и по­клониться Царствующему над всеми.
Евангельские события
Была еще ночь, но приближался рассвет... Заканчивалась долгая ночь человечества.
После Смерти Спасителя два тайных Его ученика - святые пра­ведные Иосиф и Никодим - при­няли на себя все заботы о достой­ном погребении возлюбленного Учителя. Св. праведный Иосиф снял Пречистое Тело Господа с Креста, и вместе с Никодимом они «обвили его пеленами с бла­говониями» и погребли в новом, высеченном в скале гробе, «в ко­тором еще никто не был по­ложен» (Ин. 19:40-42). Иосиф Аримафейский, знаменитый член Синедриона, не позволил, чтобы Тело Спасителя было положено в общую могилу, где обычно хо­ронили казненных преступников, отводя им особые места для захо­ронения, но предоставил Христу Спасителю, приготовленный для себя гроб в саду, неподале­ку от Голгофы (см. 4Цар.21.18). Обстоятельства этого погребе­ния были предсказаны пророком Исаией: «Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у бога­того, потому что не сделал гре­ха, и не было лжи в устах Его» (Ис.53:9). Иосиф Флавий свиде­тельствует, что евреи погребали распятых римлянами преступни­ков в соответствии с иудейским за­коном: «... иудеи так строго чтят погребение мертвых, что даже приговоренных к распятию они до заката солнца снимают и хоро­нят» (Иуд.Древн. 13:6.6), а рим­ский закон разрешал передавать тела распятых родственникам или друзьям для погребения (Digesta. ХLVIII.24).
Первосвященники, вспомнив, что Христос говорил о Своем воскресении на третий день, поставили у двери Гроба стражей и приложили к камню печать, «чтобы ученики Его, придя ночью, не украли» Тело (Мф.27: 64-66). «У вас есть кустодия, т.е. военная храмовая стража, - отвечал им Пилат, - пойдите, охраняйте, как знаете» (Мф.27:65). Ночью, по прошествии субботы, на третий день после Крестных страданий и Смерти Спасителя, когда стражи еще стояли на своем посту у запечатанного Гроба, Господь Иисус Христос силою Своего Божества Воскрес из мертвых. Ни большой камень (евр. «golel»), приваленный к дверям Гробницы, ни печать Синедриона, ни поставленные первосвященниками стражи, продолжавшие третий день стоять на посту, ни сама смерть не смогли удержать в Гробе Распятого Мессию (Деян.2:24). Заря Его Воскресения сияла уже в этот день мертвым в аду. Тайна святой Субботы, когда «плотию уснув», совершил подвиг спасения людей положенный во Гробе Христос, являя нам Свой великий субботний покой, умиротворяет всю вселенную.
Сильное землетрясение внезап­но прервало царившую ночную тишину, земля содрогнулась «и не могла, - говорит Иннокентий, архиепископ Херсонский, - не содрогнуться, потому что из недр ее выходил теперь великий Первенец из мертвых», славному Воскресению Которого удостои­лись послужить Силы Небесные. «Подобно тому, как Он родил­ся, сохранив невредимыми ключи девства, так и воскрес, сохранив невредимыми печати гроба» (Е. Зигабен). Испуганные стражи уви­дели у входа в Гробницу Небесного Посланника и «устрашившись его, ... пришли в трепет и ста­ли, как мертвые» (Мф.28:4). Вид Ангела был, как молния, а одежды на нем были белые, как снег. Он от­валил камень от двери Гроба, кото­рый был «весьма велик» (Мк.16:4) и сел на него, сияя неземным све­том (Мф.28:2-3). Воскресение Христа произошло в день принесения снопа от нового урожая ячменя. Воскресший Спаситель стал «первым снопом» от воскресших и искупленных, как написано: «... так во Христе все оживут, каждый в своем порядке:        первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его» (1Кор. 15:22-23, Лев.23:10- 11). Воскресение Христа было победой над всеобщим законом смерти, и для этого Он стал одним из нас.
Рано утром, на рассвете свя­тые Жены-мироносицы, купив ароматы, пришли ко Гробу, что­бы по иудейскому обычаю отдать последний долг Божественному Учителю (Лук.23:56). Их тревожи­ла мысль о тяжелом камне, но они нашли его уже отваленным. Мария Магдалина, пришедшая ко Гробу ранее всех, первая увидела опустев­шую Гробницу и сразу же поспе­шила сообщить об этом апостолам Петру и Иоанну. Примечательно, что свидетелями и первыми вестни­цами Воскресения Христова были женщины, свидетельство которых, согласно Талмуду, ничего не стои­ло, и, по иудейской традиции, они не имели даже права давать пока­зания в суде. Подвиг святых Жен- мироносиц, от исполнения которо­го их не удержал ни ночной мрак, ни безлюдность места, ни злоба иудеев, был вознагражден неизре­ченной радостью. По словам еван­гелиста Марка, святые Жены вош­ли в Гроб по зову Ангела Господня и увидели в нем таинственного светоносного юношу, облачен­ного в белую одежду (Мк.16:5).
Он возвестил им о свершении ВС- ЛИКОЙ Таины: «не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса рас­пятого; Его нет здесь - Он вос­крес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь,,.» (Мф.28:5-6). Святые отцы Церкви единогласно гово­рят, что временем Воскресения Спасителя было первое пение пе­тухов, которое предвещало свет воскресного дня. С этого момента первый день недели станет уже навсегда «днем Господним», в па­мять о Воскресении Христа.
Выйдя из Гроба, Жены-мироносицы спешили исцелить неверие Апостолов (Евр. 12:12-13), которых впереди ожидал вели­кий подвиг — подвизаться до кро­ви в проповеди Воскресения... (Евр. 12:4). По дороге явился им воскресший Спаситель и сказал: «Радуйтесь!». Эта не побеждаемая никакими скорбями радость сопут­ствует жизни христианской Церкви во все века, и до сих пор радуют­ся о Воскресении Христовом все любящие Господа Иисуса, и ника­кие силы тьмы не могут потушить зажженный свет, ни помрачить принесенную Им в мир радость (Евр.4:12; Ис.40:8). Святые жены узнали Явившегося им и, «при­ступив, ухватились за ноги Его и поклонились» (Мф.28:9) уже не как возлюбленному Учителю, а как Единородному Сыну Божию, ис­полненному благодати и истины.
Между тем апостолы Петр и Иоанн, пораженные словами Марии Магдалины о случившем­ся, прибежали к пещере и обна­ружили в ней лишь «одни пелены лежащие и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежа­щий, но особо свитый на другом месте» (Ин.20:3-7). Святитель Григорий Нисский писал, что внутри Гроба Христова сиял не- тварный свет: «Сие видев, Петр поверил, видел же не только чув­ственными очами, но и высоким апостольским умом, исполнен убо был Гроб света, так что, хотя и ночь была, однако в двух образах видел внутренняя... чувственно и душевно».
После того как апостолы Пётр и Иоанн возвратились домой, к священной Гробнице вернулась Мария Магдалина. Она стояла одна у Гроба, горько плакала и вдруг увидела двух Ангелов «в белом одеянии сидящих, одно­го у главы и другого у ног, где ле­жало тело Иисуса» (Ин.20:12). Потом она увидела и Воскресшего Христа, которого сперва не узнала и приняла за садовника, поскольку Его человеческое Тело преобрази­лось. Однако, услышав знакомый голос Христа, в одно мгновение Мария поняла все. «Раввуни?» — воскликнула она и бросилась к но­гам Спасителя, но Господь сказал ей: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин.20:16-17). Тело Христа после Воскресения было уже иным, духовным (1Кор. 15:44- 49), прославленным (Флп.3:21) и принадлежащим уже иному бы­тию. Спаситель сокрыл Свою вечную славу во время Его во­площения на земле, и теперь Он восходит ко Отцу, чтобы принять ее как нечто от века Ему принад­лежащее. Христос стал невидим, а верная ученица, преисполненная несказанной радостью, поспеши­ла в Иерусалим, чтобы возвестить «плачущим и рыдающим» учени­кам, «что Он жив» (Лук.24:11). Однако они, услышав об этом, не поверили (Мк. 16:10-11).
Утром все увидели опустевший Гроб, однако иудейские перво­священники решили подкупить стражей, чтобы те оклеветали уче­ников и поставили под сомнение величайшую истину Воскресения Христа. Они «довольно денег дали воинам» (Мф.28:11-14) и приказа­ли: «Скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали... и пронеслось слово сие между иудеями до сего дня» (Мф.28:13-15). Однако розыск про­павшего тела иудеи не предприня­ли. Разве так сложно было найти в Иерусалиме учеников Христа?
После Своего Воскресения из мертвых Иисус Христос в продолжение сорока дней и даже после Пятидесятницы более одиннадца­ти раз являлся видимым образом Апостолам, делая их «свидетеля­ми воскресения» (Деян. 1:22), поу­чая и разъясняя им тайны Царствия Божия (Деян. 1:3). В текстах Священного Писания приводятся все эти трогательные случаи, когда Он являл «Себя живым... со мно­гими верными доказательства­ми» (Деян. 1:3): Луке и Клеопе на пути в Эммаус (Лк.24:13-35; Мк.16:12); вечером в первый день недели десяти Апостолам при от­сутствии Фомы, когда двери «были заперты из опасения от Иудеев» (Мк.16:14; Лк.24:36-45; Ин.20:19- 23); через неделю опять вечером, «когда двери были заперты», и Он явился всем Апостолам, рас­сеяв неверие Фомы (Ин.20:24-31); через несколько дней при море Тивериадском семи ученикам, когда Господь восстановил апо­стола Петра в апостольском до­стоинстве (Ин.21:1-25); немного спустя одиннадцати Апостолам на горе в Галилее (Мф.28:16-20; Мк.16:15-18; Лк.24:46-49); всем Апостолам в день Вознесения на горе Елеонской (Лук.24:49-53; Мк. 16:19-20); более пятистам ве­рующим (1Кор.15:6); апостолу Иакову, брату Господню, и всем Апостолам (1Кор.15:7); святому архидиакону Стефану (Деян.7:55), апостолу Павлу по дороге в Дамаск (Деян.9:1-6) и другим.
Христос воскрес! И для всего человечества наступила истинная весна, радостное утро новой жиз­ни. Воскресение Спасителя пере­родило Апостолов, превратив бо­язливых рыбарей в самоотверженных проповедников, пронесших весть о Его Воскресении «до края земли» (Деян. 1:8). Воскресение Христа свидетельствует о том, что Он — Сын Божий (Рим. 1:4), победивший смерть (IKop. 15:55), что Ему дана власть над всеми силами: «небесными, земными и преисподними» (Флп.2:10). Воскресением Христа из мертвых завершился Богочеловеческий подвиг спасения рода челове­ческого. «Я есмь воскресение и жизнь, — сказал Господь, - верую­щий в Меня, если и умрет, ожи­вет» (Ин. 11:25). Воскреснув из мертвых, Господь разрушил врата смерти (Ис.45:2; Пс.106:16), со­шел во ад со Своей спасительной проповедью и вывел оттуда томив­шиеся в нем души ветхозаветных праведников, избавил нас от вла­сти греха и сделал сопричастными вечной жизни (Рим.6:4; Фес.4:14; 1Пет.З:19). Христос Воскрес как начаток умерших, перворожден­ный из мертвых (Кол. 1:18), Своим Воскресением открывая двери бес­смертия для всего человечества (1 Кор. 15:20-22). Примечательно, что Христос Воскрес в день при­несения в Иерусалимский Храм начатков жатвы, первого снопа урожая года, став таким образом начатком первым из умерших (IKop. 15:20). Воскресением Своим Он освятил, благословил и утвер­дил будущее воскресение всех лю­дей, которые восстанут в тот день от земли, как из зерна произрастает колос. После всеобщего воскресения смерть, побежденная Христом, будет окончательно изгнана из мира: «Последний же враг истре­бится — смерть» (1 Кор. 15:26).
«Пусть никто не скорбит о гре­хах, потому что из гроба воссияло прощение. Пусть никто не стра­шится смерти, ибо нас освободила смерть Спасителя: ее угасил Тот, Кого она держала в своей власти. Восторжествовал над адом Со­шедший во ад. ... Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?» (Сло­во свт. Иоанна Златоуста, читаемое на Пасху). Христос «радование миру даровал», — пишет преподоб­ный Иоанн Дамаскин, а преподоб­ный Максим Исповедник, размыш­ляя о тайне Воскресения Христова, говорит: «Тот, кто познает тайну Креста и Гроба, познает также существенный смысл всех вещей... Тот, кто проникнет ещё глубже Креста и Гроба, и будет посвя­щён в тайну Воскресения, познает конечную цель, ради которой Бог создал все вещи изначала».
В Ветхом Завете метафориче­ские образы, обращенные, прежде всего, к истории израильского на­рода, имеют также эсхатологи­ческую перспективу. Пророки, говоря о необходимости стра­даний Мессии, предсказали Его Воскресение из мертвых и после­дующую славу. Самым ярким из них является пророчество Исаии, занимающее всю 53-ю главу его книги: «Когда же душа Его при­несет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговеч­ное...». Слова пророка Давида: «Ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тление» (Пс.15:10) отно­сятся не к самому пророку, ибо «он и умер и погребен» (Деян.2:29), а к воскресшему Христу (Деян. 2:30-31). Пророк Осия говорит о трехдневном Воскресении во мно­жественном числе: «Он... ожи­вит нас через два дня, в третий день восставит нас, и мы будем жить пред лицом Его» (Ос.6:1- 2;       1Кор. 15:4). Именно столько времени провел во Гробе Иисус Христос перед тем, как воскрес­нуть. Поразительны слова про­рока Осии, который жил в VIII в. до Р.Х. Это целый гимн славному Воскресению Христову и надежда на будущее всеобщее воскресение: «От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! Где твое жало? Ад!Где твоя победа?» (Ос. 13:14). О бессмертии Мессии говорят также предсказания о Его вечном Царстве, поскольку веч­ное Царство предполагает вечного Царя! (Быт.49:10; 2Цар.7:13; Пс.2; Пс.131:11; Иез.37:24, Дан.7:13).
Трёхдневное пребывание про­рока Ионы во чреве кита было про­образом трёхдневного пребывания Иисуса Христа в «сердце земли», то есть в царстве смерти (Ион.2:1). Сам Спаситель свидетельствовал о Своем Воскресении, как о «зна­мении Ионы пророка» (Мф. 12:39- 42). Воскресение Христа произо­шло в первый день недели, потому что в тот день Бог сотворил вселен­ную (Быт. 1:1-4), в этот же день Он ее через Христа возобновляет.
  КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ХРАМА
От пустой Гробницы до храма Воскресения
В евангельский период это свя­щенное место находилось за пре­делами стен Иерусалима и пред­ставляло собой старую заброшен­ную каменоломню. Со временем здесь образовался небольшой за­городный сад, где богатые люди могли устраивать себе гробницы. Участок оставался незастроенным даже в период между 41 и 43 гг., когда царь Ирод Агриппа I вклю­чил его в пределы городских стен. Топографические элементы ме­стоположения храма Воскресения Христова находятся в полном со­ответствии с евангельским опи­санием: «На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы иудейской, потому что гроб был близко» (Ин. 19:41 -42). Непосредственно рядом с Гробницей Христа, неда­леко от городских ворот, находил­ся невысокий холм, называемый Голгофой.
Первые иерусалимские христи­ане, несомненно, почитали место распятия и погребения Спасителя и из уст в уста передавали память о Нем следующим поколениям. С апостольских времен до эпохи им­ператора Константина Великого в Иерусалиме постоянно при­сутствовала иудео-христианская община, члены которой проводи­ли в городе свои богослужения. Историк Евсевий Кесарийский упоминает о чуде, произошедшем в Иерусалиме (тогда еще это была Элия Капитолина) во II веке при патриархе Наркиссе. Во время пас­хального богослужения не хватило масла в лампадах, и налитая в них вода Божественной силой приобре­ла свойства масла. Иерусалимская Церковь сохранила непрерыва- ющийся список имен епископов, которые до 135 г. по своему проис­хождению все были евреями.
Память об этом священном месте не была утеряна после разрушения города императором Титом в 70-м г., поскольку первые христиане Иерусалима бежали в город Пеллу, на восточной стороне реки Иордан, а потом, вернувшись к руинам сво­их домов, стали связующим звеном традиции. Свидетельствует об этом Евсевий Кесарийский (263-340 гг.), который составлял «Церковную историю», имея доступ к матери­алам всех главных церковных би­блиотек и государственных архи­вов того времени. Доказательством того, что местонахождение Гроба Господня и Голгофы было извест­но христианам еще до постройки храмового комплекса при импе­раторе Константине в 335 г., слу­жат слова Евсевия Кесарийского в «Ономастиконе», составленном им в 300-м г.: «Голгофа, “место черепа” — это место распятия Христа. Оно находится в Элии (Иерусалиме), к северу от Горы Сион».
Другой церковный историк, Сократ Схоластик (ок. 380-440 гг.), записал: «Мудрствующие о Христовом чтили эту гробницу со времени страстей» (Церковная история, гл. 17). Из сочинений древних христианских историков (Папий Иерапольский I-II в., Егесипп II в.) известно, что ранние христиане хорошо знали места погребений многих подвижников веры, включая Апостолов и непосредственных учеников Христа. В труде «О Пасхе» епископа Мелитона Сардийского (II в.), предпринявшего путешествие в Иерусалим, сохранялась память о месте Распятия, где он пишет, что Христос был убит «посреди Иерусалима». А ведь люди, жившие во II веке, не могли говорить о распятии Христа внутри города, поскольку знание о расположении исторических стен Иерусалима тогда отсутствовало. Александр, епископ из Каппадокии, совершая паломничество в Иерусалим около 212 г. «для молитвы и ради истории тех мест», встретился с епископом Элии Капитолины (Иерусалим) Наркиссом. Также знаменитый богослов Ориген (ок. 185-254), прибывший в Святую Землю из Александрии «в поисках следов Иисуса, Его учеников и Его пророков», свидетельствовал о существовании живого предания. Евсевий Кесарийский сообщает, что еще до постройки храма Воскресения христиане со всех сторон света приходили в Иерусалим для поклонения святым местам.
После еврейского восстания (132-135 гг.) под предводитель­ством Бар Кохбы Иерусалим был отстроен в своих прежних грани­цах и превращен в римский город под названием Элия Капитолина. Римский император Адриан по­велел «распахать» священный город плугом, запряженным черным быком и белой телицей, который проехал по периметру городских стен, отмечая померий т.е. грани­цы нового города. В память об ос­новании Элии Капитолины была выбита специальная монета с изо­бражением этого языческого обря­да. Однако Иерусалим продолжал жить в сердцах верующих христи­ан и рассеянных по всему миру иу­деев.
Согласно историку Евсевию Кесарийскому, при императоре Адриане (ок. 135 г.) боровшееся с христианством язычество, желая стереть всякую память о Христе, на месте Его Распятия добилось воз­ведения огромного храма Венеры, отождествляемой с греческой бо­гиней Афродитой, а на месте Его Воскресения храма Юпитера Капитолийского. Факт, что свя­щенные для христиан места были засыпаны грунтом и вымощены камнем, а над ними построены языческие капища, служит доказа­тельством того, что в этот период в Иерусалиме присутствовала зна­чительная христианская община, члены которой почитали эти места и совершали свои молитвы у этих святынь.
Блаженный Иероним Стридонский сообщает (ок. 395 г.), что с тех пор на протяжении около ста вось­мидесяти лет, до эпохи импера­тора Константина Великого (306- 337 гг.), над местом Воскресения Христова продолжала стоять ста­туя Юпитера и на скале Голгофы - статуя Венеры, которыми языч­ники пытались «истребить нашу память и веру в Крест и Воскресение». В наше время подлинность со­временного расположения Гроба Господня и Голгофы, сбереженно­го до нас церковной традицией, не оспаривает большинство серьез­ных исследователей в области библейской археологии.
Камень Помазания
Внутри храма, прямо напротив входа, у подножия Голгофы на вы­соте 30 см над уровнем пола на­ходится так называемый Камень Помазания. На нем, по преданию, св. праведные Иосиф с Никодимом положили бездыханное Тело Господа Иисуса Христа после сня­тия с Креста, умастили благовони­ями и обвили Плащаницей.
Прямоугольная плита Камня размером 2,7 х 1,3 м выполнена из местного красно-розового полированного камня типа миззи (араб. «Mizzi Ahmar»). Этот уникальный, необыкновенно твердый камень встречается только в очень немногих местах: в окрестностях Иерусалима и в Иудейских горах. На боковых сторонах по периметру Камня Помазания вырезан текст тропаря святому праведному Иосифу Аримафейскому на греческом языке: «Благообразный Иосиф, с Древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями, во гробе нове покрыв положи».
Над Камнем Помазания горит 8 больших неугасимых лампад, выполненных наподобие кувшинов из драгоценного белого опала. Четыре из них принадлежат православным, 2 — армянам, 1 —францисканцам и 1 - коптам. Камень украшают десять высоких подсвечников, стоящие по его обеим сторонам, которые при­надлежат тоже разным конфессиям. Настоящий камень был установлен после пожара в 1810 г. Во време­на крестоносцев он находился в атриуме, снаружи храма. Тысячи паломников, стоя на коленях, со слезами и великим благоговени­ем прикладываются ежедневно к этому священному месту, возлагая на священную плиту свои кресты, иконы и бесчисленные платочки. Камень благоухает всеми аромата­ми Востока. Сохранилась красивая традиция, усердно поддерживае­мая паломниками и в наше время, изливать на этот Камень различные современные благовония, духи и ароматические масла в память о Помазании Господа. Однако бы­вают случаи, когда благоухающее миро обильными потоками само выступает прямо из плиты священ­ного Камня.
На белой мраморной доске, висящей не стене справа от Камня Помазания, выгравирован на греческом языке соответствующий евангельский текст—слова апостола и евангелиста Иоанна Богослова, очевидца и непосредственного участника событий: «После сего Иосиф из Аримафеи — ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, — просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, — приходивший прежде к Иисусу ночью, — и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают иудеи. На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в котором еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы иудейской, потому что гроб был близко» (Ин. 19.38-40).
Непосредственно за Камнем Помазания, на наружной стене Кафоликона, находится большое великолепное мозаичное панно, стилизованное под византийский образец, на котором последова­тельно изображены евангель­ские события: снятие Спасителя с Креста, умащение Тела благо­вониями и положение во Гроб. Современная мозаика была выпол­нена по благословению Патриарха Иерусалимского Диодора в 1990 г. греческим мастером Власисом Цоцонисом.
Камень Помазания символиче­ски отражает древнюю иудейскую традицию, в соответствии с кото­рой было приготовлено Пречистое Тело Господа Иисуса Христа к положению во Гроб (Мф.27:57- 59; Мк.15:42-46; Лк.23:52-53; Ин. 19:38-40). В евангельские вре­мена в местах, предназначенных для захоронений, находились боль­шие ритуальные камни. Археологи находят их и сегодня во многих местностях современного Израиля. Два таких камня рядом с древними гробницами сохранились на рус­ском подворье в Хевроне.
Погребение, в котором при­няли участие святые праведные Иосиф Аримафейский и Никодим, состоялось в пятницу, после сня­тия Спасителя с Креста, до насту­пления вечера праздника ветхоза­ветной Пасхи. За происходящим наблюдали некоторые из Жен-мироносиц, стоявшие прежде у горы Голгофы.
Евангельские тексты ясно по­казывают, что между Смертью и Погребением Иисуса Христа было достаточно времени, чтобы подго­товить Его Пречистое Тело к до­стойному Погребению и в полном соответствии с еврейской традици­ей. Исследователи полагают, что у св. праведных Иосиф и Никодима было достаточно времени, три часа между Смертью Спасителя и зака­том солнца, т.е. началом субботы, чтобы умастить Пречистое Тело Господа Иисуса Христа, изливая на Него благовония, обвить белы­ми погребальными пеленами (евр. тахрихим) и привалить большой камень к двери Гроба.
Омовения Тела в этом случае не требовалось, поскольку, согласно еврейской традиции, убитого или погибшего в результате несчастного случая не омывают, а кровь, вытекшая из его тела, должна быть похоронена вместе с ним. Не омывают покойного также в случае, если еврей был убит не евреем, а распятие на кресте было именно римской казнью. В древние ветхозаветные времена умерших хоронили в их обычных одеждах, иногда устраивали богатые погребения, позже, после вавилонского плена, возникла традиция завертывания тел в тонкое полотно. Примечательно, что традицию «Христова Погребения» - в простом белом саване, - которой иудеи следуют до сего дня, закрепил за еврейским народом учитель апостола Павла раввин Гамалиил I.
Никодим, тайный ученик Иисуса Христа, для Погребения Учителя принес «состав из смирны и алоя, литр около ста» (Ин. 19:39). Смирна представляла собой сильно благоухающий, загустевший сок кустов бальзамической мирры («Commiphora mirra») и алое («Lignum Aloes») - благовонную смолу с дерева семейства «Thymelaceen».
Благовония в древности, осо­бенно для длительного хранения, приготавливались в твердом со­стоянии, в виде порошка или име­ли смолистую консистенцию. В Израиле благовониями обычно умащали или посыпали тела умер­ших, размещая их между складка­ми савана, или рассыпали рядом с телом умершего и внутри самой гробницы.
Упомянутое в Евангелии от Иоанна количество благовоний «литр около ста» составляло около 33 килограмм. Поскольку греческое слово «Хитра», производное от латинского «libra», обозначает не меру объема, а меру веса, равную римскому фунту или 327.45 гр. Употребление знатными фарисеями и членами Синедриона такого большого количества дорогостоящих благовоний свидетельствует об их великом почтении к Мессии, несмотря на самые страшные обстоятельства Его Смерти. В Израиле с древних времен существовал обычай класть в гробницу различные пряности и благовонные смолы, которые должны были изгонять запах тления. Об обстоятельствах захоронения царя Асы известно, что «положили его на одре, который наполнили благовониями и разными искусственными мастями, и сожгли их для него великое множество» (2Пар.16:1- 14). Иосиф Флавий сообщает, что при погребении раввина Гамалиила I, учителя апостола Павла, использовали около 107 литров благовоний. Тот же историк пишет, что при погребении первосвященника Аристовула было истрачено множество благовоний, и при погребении Ирода Великого тоже воскурялись благовония.
Потом, «весьма рано, в первый день недели» (Мк.16:1-2) по окончании субботнего покоя, святые           Жены-мироносицы принесли ко Гробу Христа «благовония и масти» (Лк.23: 55- 56), чтобы еще раз «помазать Его» (Мк.16:1). Оплакивание умерших, согласно еврейской традиции, длившееся семь дней, совершалось у входа в гробницу или внутри нее, благовония в эти дни обычно приносили с собой. В гробницах и пещерах захоронений I в. После Р.Х. археологи обнаружили множество флаконов и сосудов для благовоний.
Какими слезами оплачем Господа нашего, положенного мертвым в каменном Гробе? Слез всей земли не хватит, чтобы Его достойно оплакать.
Свидетельств о том, на каком точно месте Тело Спасителя было приготовлено к Погребению, не сохранилось, но уже с V в. в последовании византийского богослужения Великой пятницы выделяется чин Погребения Плащаницы. Плащаница Иисуса Христа стала одной из главных христианских реликвий. До разграбления Константинополя крестоносцами в 1204 г., она хранилась там в храме Святой Софии и выставлялась для поклонения в каждую пятницу и на Страстной седмице.
В храме Воскресения Христова в Иерусалиме особо торжественно совершается чин Погребения: большую златотканую Плащаницу, усыпанную лепестками роз, шесть архиереев в черных облачениях с белым шитьем износят с Голгофы и полагают на Камне Помазания. После литии у Камня Плащаницу торжественно, с троекратной литанией вокруг Кувуклии, переносят и полагают на каменное ложе Гроба Господня, а затем уносят в алтарь храма Кафоликона.
Внутри храма, слева от входа, расположена высокая деревянная скамья, на которой мусульманский привратник традиционно сидит в течение многих лет, исполняя свои обязанности. С правой стороны расположена крутая мраморная лестница, 18-ступеней которой ведут на Голгофу.
Киворий Трех Марий
С левой стороны от Ротонды Анастасис, на расстоянии около 12 м от Камня Помазания, находится небольшой мраморный киворий с неугасимой лампадой посередине. Киворий является собственностью Армянской Апостольской Церкви. Он выполнен в виде шестигранного купола на четырёх колоннах с круглой мраморной плитой внутри. Киворий, символически сохраняет память о месте, где стояли три евангельские Марии, святые Жены-мироносицы во главе с Пресвятой Богородицей, издали, безмолвно взиравшие на казнь, совершавшуюся на Голгофе: «Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему; между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Заведеевых» (Мф.27:55-56;
Мк.5:40-41; Лк.23:49; Ин.19:25).
Верные и мужественные свя­тые Мироносицы самоотверженно шли за Христом до самой Голгофы. Потом, скорбя безмерно, стоя­ли у ее подножия, стараясь своей любовью и сочувствием умень­шить страшную сверхчеловече­скую скорбь Преблагословенной Девы. Глубину скорби Пресвятой Богородицы, стоявшей у Креста, на котором пригвожден был Ее возлю­бленный Сын и Бог, понять невоз­можно. Ее великие страдания пред­сказал пророк Симеон, когда Она со св. прав. Иосифом Обручником принесла Богомладенца Иисуса в Иерусалимский храм для Его по­священия Богу как первенца: «И Тебе Самой оружие пройдет душу, - да откроются помышле­ния многих сердец» (Лк.2:35).
Лестница рядом ведет через га­лерею армян в церковь, именуемую Второй Голгофой, построенную по благословению армянского патри­арха Мартироса в 1439 г., после того как армяне лишились права на владение Голгофой. Главной свя­тыней церкви является фрагмент колонны, который армянское пре­дание связывает с Колонной биче­вания Спасителя во время суда у Понтия Пилата (Мф.27:26; Ин. 19: 1-3). Второй престол храма посвя­щен святителю Макарию, патриар­ху Иерусалимскому, под руковод­ством которого был построен Храм Воскресения Христова и обретено Древо Креста Господня. Пол этой церкви украшен мозаиками, на которых изображены армянские церкви Иерусалима V-VII вв.
Ротонда
Ротонда - величественная по­стройка с колоннадой, имеет окру­глую форму и увенчана огромным полусферическим куполом. До сих пор сохранилось ее первона­чальное название - Анастасис, что в переводе с греческого язы­ка значит Воскресение. Внутри, вдоль стен и галерей Ротонды, на­ходится концентрический круг из 12 колонн разных периодов, кото­рые окружают со всех сторон не­большую часовню - Кувуклию с Живоносным Гробом Господним внутри. Ротонда диаметром 35 ме­тров, делящаяся по вертикали на 3 яруса, сохранила первоначальный план византийской постройки IV в. и времени крестоносцев, но сейчас значительно уменьшена в своих размерах.
Во внутреннее пространство Ротонды солнечный свет попада­ет только через отверстие вверху купола, поскольку в результате различных реконструкций прохо­дивших на протяжении веков, она потеряла доступ прямых солнеч­ных лучей. Ротонда, являющая со­бой один из лучших образцов рим­ско-византийской архитектуры, первоначально была задумана как открытая галерея. Во время рекон­струкции, проведенной в 1810 г. с целью укрепления всей конструк­ции, западные столпы и колонны были соединены стеной.
Восстановленный после последней реконструкции в 1980г. полусферический купол представляет собой систему стальных арок, покрытую сверху тонким слоем армированного бетона со свинцовым покрытием снаружи. В современном дизайне внутренней поверхности купола, восстановленном в 1994 г., круглое световое окно - «окулус» - окружено сиянием трех золотых звездных венцов с 50-ю малыми золотыми лучами и 24-мя чуть большими. За ними следует 12 расходящихся на голубом фоне лучей, символизирующих 12 Апостолов, учеников и последователей Христа, а их трехчастная форма - символ Триединого Бога. Нижняя поверхность купола усеяна золотыми звездами. В дизайне купола художественно оформлен глубокий библейский образ сияющего облака Божественного Присутствия (евр. Shekhinah) или, по-другому, Славы Господней (Ис.40:5, 60:1, Ин.1:14,              13:31; 2Кор.4:6; Евр. 1:3).
Ротонда Анастасис, со священ­ной Кувуклией внутри, несомнен­но, является одной из древнейших христианских сооружений, однако относительно ее точного возраста единого мнения нет. Две колон­ны, расположенные в поблизо­сти францисканского престола св. Марии Магдалины, исследовате­ли считают двумя распиленными пополам частями одной колонны времени первого храма эпохи им­ператора Константина или, воз­можно, даже частью комплекса храма времен Адриана. Галереи и ярусы Ротонды разделены между различными христианскими кон­фессиями. Третий, верхний ярус с арками полностью принадле­жит православным. Размеры и вид Ротонды с абсолютной точностью были использованы как образец во время строительства в 687-691 гг. Абд аль-Маликом мусульманского святилища - мечети Купол Скалы на Храмовой горе.
Внутри огромного здания Ротонды находятся сейчас более десяти приделов и святых мест поклонения, связанных с искупительными Страданиями и Воскресением Иисуса Христа.
В юго-восточной части Ротонды находится престол святых Жен- мироносиц, примыкающий не­посредственно к стене греческого Кафоликона и принадлежащий Армянской церкви. Подвиг св. Жен-мироносиц состоит в том, что, Христос не избирал их и не звал следовать за Собою подоб­но Апостолам, но они сами бес­страшно пошли за Ним, самоот­верженно служа Ему как вечной Истине, Божественному Учителю и Господу, невзирая на Его види­мую бедность, простоту и явную враждебность к Нему первосвя­щенников и народных наставни­ков. Самую преданную любовь и верность Христу они сохрани­ли в день Его Смерти на Кресте Голгофы, и когда первыми пришли на рассвете к Его Живоносному Гробу. В то время как Апостолы растерялись, пребывая в страхе и всевозможных сомнениях, а сам Пётр горько оплакивал своё от­речение, святые жены-мироноси­цы, не зная еще тайны грядущего Воскресения, слезами любви омы­вали следы стоп Христовых. В под­виге Жен-мироносиц раскрылась вся высота женского служения Богу и ближнему.
Кувуклия. Живоносный Гроб Господень
Под сводами Ротонды «Анастасис», в самом ее центре, находится небольшая мраморная часовня - Кувуклия, заключающая в себе величайшую христианскую святыню — Живоносный Гроб Господень, в котором был тридневно погребен и воскрес из мертвых Господь наш Иисус Христос. Греческое слово «Кувуклия» происходит от латинского «Cubiculum» и дословно переводится как «опочивальня», «царская сокровищница» или «сень». Западные паломники обычно называют ее Эдикулой (aedicula), что на латыни буквально означает «небольшой дом», «храм» или «часовня».
Кувуклия снаружи и внутри об­лицована желто-розовым мрамо­ром, который в Иерусалиме тог­да называли «мрамором святого креста», поскольку он добывал­ся, главным образом, в окрестно­стях монастыря Святого Креста в Иерусалиме.
Кувуклия имеет плоскую кры­шу, увенчанную в западной части небольшим «луковичным» купо­лом в русском стиле, поддержи­ваемым колоннами и столбами. Часовня имеет вид прямоугольного строения с размерами сторон 8,3 х 5,9 м и высотой 6,8 м. Стены сна­ружи украшены 16-ю небольшими пилястрами и увенчаны балюстра­дой с колоннами. Вход в Кувуклию ведет по широкому мраморному помосту с тремя ступенями и пери­лами, по обеим сторонам которого расположены мраморные скамьи. Непосредственно за ними стоят высокие подсвечники, принадле­жащие православным, католикам и армянам. Они возжигаются перед началом богослужений поочередно пономарями каждого из вероиспо­веданий.
Фасад Кувуклии расположен на восточной стороне, где на­ходится единственный вход, и оформлен в виде небольшой арки с деревянными двустворчатыми дверками. Прежние дверцы, об­лицованные перламутром, имели серебряные колокольчики с надпи­сью: «Господи, открой врата ми­лости Твоей и сохрани в обители твоей». После пожара 1808 г. они хранятся в музее Иерусалимской Патриархии.
Фасад этого священного соору­жения украшен четырьмя витыми колоннами из бело-розового мра­мора, увенчанными капителями коринфского ордера. Над входом в Кувуклию, в центральной части, помещено принадлежащее право­славным рельефное изображение Воскресения Христова, покры­тое окладом из золота и серебра. Над ним расположено живопис­ное католическое изображение Воскресения, под ним - армянское. Особо выделяется резная серебря­ная сень русской работы (ростов­ская финифть) 1-й половины XIX века с 12-ю иконами св. Апостолов. Ее появление связывают с име­нем великого князя Константина Николаевича, который в 1859 г. по­сетил Святую Землю.
В 2004г., по заказу Иерусалимской Патриархии, ста­ринные финифти были заменены новыми (изготовлены по совр. технологии ростовской фирмой А. Рудника). Фасад также украшает великое множество золотых и се­ребряных лампад, висящих в че­тыре ряда, число которых строго определено: два ряда по 12 штук и одна лампада размером поболь­ше принадлежат православным, 7 больших - католикам, 13 неболь­ших - армянам.
Три стороны Кувуклии украша­ют прямоугольные рамки с над­писями на мраморе, славящими Воскресение Христово. Одна из них содержит надпись заглавными буквами: «Хвалите языки и наро­ды Христа Бога нашего волею нас ради крест претерпевшего, и во аде тридневновавшего, и да покло­нимся Его из мертвых воскресе­нию, им же всего мира концы были заполнены светом».
Внутри священная Кувуклия разделена на две части: придел Святого Ангела и погребальную камеру, сам Живоносный Гроб Господень. Придел Ангела, обложенный белым мрамором, по форме представляет собой почти правильный квадрат размером 3,4 х 3,9 м. Часовню освещает 15 подвешенных у потолка лампад: 5 православных, 5 католических, 4 армянских и одна коптская. В центре придела хранится небольшой фрагмент камня, закрывавшего гробницу Христа, который согласно свидетельству Евангелия, был «весьма велик» (Мк.16:4; Мф.27:60).
Этот камень был отвален Ангелом после Воскресения Христа, и на нем сидел потом Ангел Божий, возвестивший же­нам-мироносицам о Воскресении Спасителя (Мф.28:2-3). Камень оформлен в виде небольшой об­лицованной мраморном вазы-ларца, на котором обычно стоит за­жженная свеча. Священный камень можно увидеть через стекло. На этом камне при совершении архи­ерейской православной Литургии устанавливается переносный пре­стол. В обычные дни жертвен­ником и престолом служит само Тридневное ложе Спасителя, при­чем священник всю Божественную Литургию совершает коленопре­клоненно, вставая только во вре­мя каждения, Малого и Великого входа, чтения Евангелия и выноса Святых Даров.
Два отверстия овальной фор­мы в стенах, с одной и другой стороны, ежегодно служат для передачи Благодатного Огня в Великую субботу перед Пасхой. Через них Иерусалимский Патриарх торжественно предает ожидающему народу два пучка за­жженных свечей, число которых в каждом составляет 33 — по числу традиционно определяемых лет земной жизни Спасителя.
Из придела Ангела в саму пе­щеру Святого Гроба, размером 2,07x1,93 м, ведет низкий арочный вход, через который можно прой­ти, только низко наклонившись. Портал входа украшен барелье­фом из белого мрамора в стиле, близком к оттоманскому барокко. На нем слева изображены Жены- мироносицы с подписанными име­нами, справа — простирающий к ним руку архангел Гавриил, кото­рый, по преданию, возвестил свя­тым Мироносицам благую весть о Воскресении Христа. На мрамор­ной ленте со складками выграви­рованы слова Ангела на греческом языке: «Жены-мироносицы, что ищете живого среди мертвых? Воскрес Господь». Несколько выше изображение Воскресения Христа с двумя трубящими Ангелами, которые держат свиток с надпи­сью: «Приидите, видите место, идеже лежа Господь» (Мф.28:6). Выше над вратами особо выделе­на ктиторская надпись с именем греческого архитектора, создателя Кувуклии (К. Комненос 1810 г.).
Самое святое место на зем­ле оформлено скромно и про­сто. Внутренность пещеры Гроба Господня облицована белым и желто-розовым мрамором, кроме небольшого участка природной скалы в арке входа. Справа от вхо­да, у северной стены, находится Тридневное ложе Спасителя, где покоилось Его Пречистое Тело с вечера Великой пятницы до зари Светлого Воскресения. Каменное погребальное ложе высотой около 65 см покрыто простой белой мра­морной плитой-трансенной 210 м длины и 93 см ширины.
Мраморная плита на ложе была положена еще в византийские вре­мена не столько для украшения, сколько для защиты от чрезмерно­го усердия «ревностных богомоль­цев», пытавшихся отколоть частич­ку священной скалы и унести ее с собой в качестве реликвии. На по­верхности пожелтевшей от времени мраморной плиты, положенной в 1555 г., видно заметное углубле­ние, зримый след благоговейных «лобызаний» неиссякаемого пото­ка паломников, ежедневно припа­дающих к Живоносному Гробу, ка­менному свидетелю Воскресения Христова. Плита Гроба имеет по­перек глубокую борозду. С этой бороздой связано предание, со­гласно которому, она возникла чу­десным образом, когда мусульмане захотели изъять мраморную плиту для украшения мечети. По другой версии греческие монахи сами ее нанесли на мраморе, чтобы оста­новить варварство мусульман.
Напротив входа в Гробницу расположена православная ико­на Пресвятой Богородицы, как бы взирающей на смертное ложе Сына Человеческого. Икона эта чрезвычайно редкой иконогра­фии, поскольку Пресвятая Дева изображена на ней в виде Жены- мироносицы с сосудом благовон­ного мира в руках.
Внутри Святого Гроба могут стать вплотную, опустившись на колени, не больше 3-4 человек од­новременно. Среди православных паломников сохраняется древняя благочестивая традиция: выхо­дить из придела, не поворачиваясь спиной к святыне и оставаясь ли­цом, обращенным к Живоносному Гробу.
На северной стене, над оформля­ющим Тридневное ложе Спасителя мраморным карнизом, помещены три иконы Воскресения - по чис­лу основных вероисповеданий. В самом центре находится право­славная икона с барельефным изо­бражением Воскресения Христова и предстоящими Ангелами, слева, тоже барельефная, - католическая, а живописная картина справа принадлежит армянам. По стенам во­круг всей Гробницы выгравирова­на надпись с тропарем св. Иоанна Дамаскина: «Яко живоносец, яко рая краснейший, воистину и чер­тога всякого царского показася светлейший, Христе, гроб Твой, источник нашего воскресения».
Совершать Божественную ли­тургию непосредственно на плите Гроба имеют право только пра­вославные, католики и армяне. Католические священники обяза­ны приносить и возлагать на свя­тое ложе особую деревянную до­ску, которая служит тогда для них престолом. Примечательно, что об­раз Гроба Господня присутствует в каждом православном храме, где святой престол является его сим­волическим изображением. Блаж. Симеон Солунский, авторитетный толкователь богослужебных тек­стов, пишет: «Прообразует... свя­щенная трапеза Божий престол, и Воскресение Христово, и честной Гроб». А по образцу Кувуклии воз­водится обычно сень-киворий над святым престолом в алтарных ап­сидах христианских храмов.
Таинственный полумрак вну­три пещеры Гроба, откуда воссиял миру свет Христова Воскресения, освящается мерцанием подвешен­ных у потолка 43 лампад, принад­лежащих разным конфессиям, и свечами, возжигаемыми усерди­ем самих богомольцев, благого­вейно припадающих ежедневно к Живоносному Гробу.
Игумен Даниил в XII в. пер­вым из русских паломников по­ставил у Гроба Господня неугаси­мую лампаду «от всея Русьскыя земли», а вслед за ним драго­ценную кадильницу - первый дар русских жен - пожертвова­ла Гробу Спасителя преподобная Евфросиния Полоцкая. Потом «кандила от земли Русской» вме­сте с другими пожертвованиями часто посылались для украшения храма Воскресения. Император Александр I жертвовал иконы для иконостаса, а царь Николай I, счи­тавший помощь Иерусалиму «де­лом сердца», передал в дар храму Воскресения Христова три боль­ших паникадила из чистого се­ребра. В память о великом князе Сергее Александровиче, погибшем от бомбы брошенной революцио­нером Каляевым в 1905 г., импера­тор Николай II пожертвовал боль­шую лампаду, которая долгие годы висела перед иконой Воскресения, расположенной над входом в Кувуклию.
Этот всемирный алтарь еже­дневно открыт для всех желающих войти и молитвенно припасть к Тридневному ложу, после того как Воскресший здесь Спаситель от­крыл для всего человечества рай­ские двери и доступ в Небесные чертоги для празднования Пасхи вечной.
В приделе Ангела или перед Кувуклией постоянно дежурит и внимательно следит за порядком в очереди греческий Святогробский монах.
В 2016 г. в Кувуклии были проведены реставрационные ра­боты под руководством профес­сора Афинского Национального
83
Политехнического университета «Мецовион» госпожи Антонии Моропулу. В процессе этой ре­ставрации 26 октября археологи приподняли мраморную плиту над погребальным ложем Христа, ко­торое не вскрывалось с 1555 года. Под этой плитой был обнаружен слой заполняющего материала - битого камня. Продолжая без­остановочно работать в течение 60 часов, реставраторы обнаружили еще одну, более древнюю мрамор­ную плиту серого цвета с неболь­шим крестом, вырезанным на ее поверхности. В ночь на 28 октября взорам археологов предстало под­линное Тридневное погребальное ложе Христа, выполненное из из­вестняка и сохранившееся в не­поврежденном состоянии. Затем реставраторы закрыли священное ложе прежней мраморной плитой.
В процессе проведения в погребальной камере Христа реставрационных работ в ее левой стене было прорезано небольшое обзорное окно, через которое стало возможным видеть сохранившуюся часть скальной породы самой гробовой пещеры.
Коптская часовня
С западной стороны к Кувуклии вплотную прилегает небольшая, с отдельным входом, часовня в честь архангела Михаила, принадлежа­щая египетской Коптской Церкви. Часовня расположена с той сто­роны Кувуклии, где находилась честная Глава Спасителя во время пребывания Его Тела во Гробе. С этой стороны Гроба («у главы»), по преданию, сидел один из Ангелов, которого увидела св. Мария Магдалина, когда утром на рас­свете стояла и плакала у Гробницы Христа: «и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса» (Ин.20:11-12). Под престолом, на уровне пола нахо­дится почитаемое верующими под­ножие Гроба Господня, рядом с ко­торым постоянно горят свечи.
Впервые престол на этом месте был пристроен к стене Кувуклии во времена императора Константина Мономаха в 1042- 1048 гг. (По армянским источникам, часовня была сооружена царем Киликийской Армении Этумом II в 1300 г.). Позднее крестоносцы соорудили над существующим престолом деревянный навес, а часовню стали называть «кавет», что на нормандском диалекте значит «голова», а еще позже она перешла в руки францисканцев.

 

Похожие записи